Набор на Первый Курс Магистра. Очные занятия в Санкт-Петербурге с 29 Августа 2020.

Jump to content

Новости

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation on 06/13/2016 in all areas

  1. 1 point
    В этой теме будут публиковаться тексты о работе с Деревом Сефирот, содержащие ключи-состояния. Размышления над этими текстами поможет процессу Осознания качеств арканов и сефир в прикладном аспекте их применения.
  2. 1 point
    Глава 11, с которой начинается Часть II-я нашего повествования. Итак, прошли три года с того самого момента, как мы оставили Алекса почивать под отеческим кровом, после завершения «североморского» периода его жизни. Эти три года, полные социальных потрясений, принесшие столько бед и крушений в жизнь абсолютного большинства наших сограждан, и вознёсшие меньшую их часть на недосягаемую высоту финансового благополучия (разумеется, я имею в виду лишь тех из них, кому посчастливилось остаться в живых), прошли для нашего героя относительно спокойно. Всё, что происходило вокруг, Алекс воспринимал с чувством искреннего изумления. Иначе и не назовёшь то состояние, которое владело им практически постоянно. Давно, ещё в детстве, в «Затерянном мире» сэра Артура Конан Дойла, он прочитал такие слова: «Вы обогащаете меня опытом, границы человеческой тупости гораздо шире, чем я предполагал». Теперь эта фраза почти непрерывно возникала у него в голове, зачастую нетрезвой, хотя причиной, вызывавшей её к жизни, были слова и поступки людей, по крайней мере, с виду, совершенно трезвых… Единственно, что оправдывало сограждан в глазах Алекса, было понятие того, что люди то, в принципе, здесь выступают лишь в роли статистов. По большому счёту, от них, даже так называемых «власть имущих», на самом деле, мало что зависело. Раздражала только доходящая до абсурда нелепость, тем не менее, имевшая результатом гибель или полное обнищание ни в чём не повинных людей. Впрочем, а когда было иначе, под колесо истории попадают в первую очередь именно ни в чём не повинные… И, тем не менее, даже в этом театре чёрного абсурда, было много поистине смешного. Так, например, незадолго до приснопамятного ГКЧП, Алекс получил повестку из военкомата, которой до его сведенья доводилось, что он, офицер запаса, призывается на трёхмесячные сборы. Такой поворот событий не входил в планы Алекса. Года не прошло, как он снял мундир, только начал адаптироваться к гражданской жизни, устроился на работу… Словом, Алекс развернул кампанию по «отмазке». Сделал себе ходатайство с места работы, о нецелесообразности длительного отсутствия ценного специалиста по охране труда и технике безопасности, в виду острой производственной необходимости. Откровенно проигнорировал дату сбора первой команды, но, после звонка из Отдела учёта офицеров запаса своего РВК, понял, что в одиночку трудно бороться с системой. Запущенный однажды бюрократический механизм, медленно, со скрипом, но, тем не менее, неумолимо, втягивал его в свои шестерёнки. Делать было нечего, Алекс смирился и был уже готов идти сдаваться, но, однажды утром, «Лебединое озеро» разлилось по всему эфиру, и в стране начался очередной акт комедии абсурда. Чем всё закончилось, я думаю, нет необходимости напоминать. Алексу не было жаль Советского Союза. Тем более, его Коммунистическую партию. Даже трёх молодых дурачков, размазанных по асфальту гусеницами танков, во имя того, как теперь выясняется, чтобы Рома Абрамович получил возможность купить «Челси», уведя тем самым львиную долю своего достояния из-под налогового «Дамоклова меча», тоже жалко не было. Зато, теперь он точно знал, что надо делать, если притормозивший на время механизм вновь заскрипит шестерёнками. И точно, когда всё улеглось, бодрый голос в телефонной трубке вновь напомнил Алексу о порядке прохождения службы офицерами запаса. На что он, ничтоже сумняшеся, и с должным пафосом в голосе, заявил в ответ, что он, Алекс, советский офицер, не может поступиться своей совестью, и, присягнувши раз на верность Союзу Советских Социалистических республик, не считает возможным служить в армии другого государства, будь оно даже трижды правопреемником. Бодрый голос в трубке сказал, что ему всё ясно, и Райвоенкомат оставил Алекса в покое. Насовсем. Война Президента с Верховным Советом, также не затронула лучших чувств Алекса. И хотя его симпатии были на стороне мятежных парламентариев, ехать защищать Белый дом он вовсе не собирался, ибо прекрасно представлял, что там может произойти. Оно там, так и произошло. При всём при том, нельзя сказать, что Алекс совсем не интересовался политикой. Интересовался, разумеется. И, практически всегда, знал конечный результат очередного бурного всплеска активности реформ современной Российской действительности. Это знание могло бы превратить его в законченного пессимиста, ибо предвиденье его отличалось большой достоверностью, но, именно по этой причине, пессимистом он не стал. Очередные «успехи» реформаторов не могли застигнуть его врасплох, и он принимал всё, как должное. Само собой, напрашивается вопрос, как, обладая таким потенциалом, наш герой не «нагрел руки» на своём таланте? А вот так и не «нагрел». С одной стороны, не имея к процессу добычи денежных знаков никакой природной склонности, а, главное, интереса, а с другой - имея интерес совсем в других областях. Не принесло пользы предвиденье Алекса и тем, с кем он охотно делился своим виденьем перспектив. Ему элементарно не верили, не находя видимой связи между текущим моментом, освещением оного в средствах массовой информации, и «ничем не обоснованным», «бредовым», выводом Алекса, хотя сам он всегда считал, что в основе его выводов лежит элементарный здравый смысл… Когда «политически активные» друзья-приятели приставали к Алексу с дурацкими вопросами о его «политической ориентации», он посылал их подальше, всех, и сохранивших коммунистические идеалы, и оголтелых демократов, не к ночи будь помянуты. У читателя может возникнуть впечатление, что, судя по тону повествования, ни Автору, ни его герою, не нравятся проводимые в России реформы… Реформы нравятся, реформаторы не нравятся… Впрочем, кое-какой опыт Алекс приобрёл и в этой области. Едва вернувшись в Ленинград, Алекс часто бывал на «пятачке» у станции метро «Гостиный двор», где собиралась политизированная экзотическая публика разных мастей. Коммунисты, анархисты, монархисты, националисты и подобные им маргиналы, торговали там своими «Боевыми листками» и пуговицами с орлами, размахивали флагами всех цветов радуги и вели непрекращающуюся полемику между собой, друг с другом, сами с собой, а также с теми из граждан, кто имел неосторожность, или наоборот, желание привлечь их внимание. Словом, имела место такая вот коллективная «политическая мастурбация». Трезвому Алексу, этот цирк был, что называется, «по барабану», но Алекс пьяный, пройти мимо такого аттракциона, просто не мог. Однажды, он даже подружился с монархистом. Это был колоритный мужчина, с растительностью на лице «а ля Александр II», в военного покроя френче, галифе и сапогах. Сначала они орали друг на друга, сейчас уже не известно, по какому поводу, а закончился этот конфликт в кафе неподалёку, где спорщики закрепили достигнутый консенсус, с подачи Алекса, традиционным североморским коктейлем «Северное сияние», то есть, пили шампанское с коньяком, или коньяк с шампанским, пропорции сейчас трудно поддаются восстановлению. Всё завершилось братаньем, ко времени пущенной слезой, и согласием Алекса, по мере сил своих, содействовать восшествию на престол Наследника Российского престола, Великого Князя Владимира Кирилловича. Это был единственный акт непосредственного соучастия нашего героя в активной политической деятельности тех «весёлых» лет. Больше всего позабавил Алекса ответ его нового знакомого на прямой вопрос: «Зачем я то вам нужен»? «Понимаешь, - сказал тот, - у нас полувоенная организация, а настоящих военных нет. Ты бы очень пригодился». За исключением этого эпизода, Алекс предпочитал наблюдать за происходящим со стороны. Даже не просто за происходящим, а за жизнью вообще. И даже не просто наблюдать, а созерцать. Где-то там, в глубине своего существа, Алекс чувствовал, что со временем это положение дел изменится. Причём настолько, что одним своим отношением к той или иной ситуации, он сможет непосредственным образом влиять на её результат. Поэтому, созерцая из позиции стороннего наблюдателя, он готовил себя к обретенью «способности быть причиной», для чего требовалась абсолютная беспристрастность и личная не заинтересованность. А это, как известно, далеко не так просто. Впрочем, Алекс уже давно понимал, что простота - это всего лишь индикатор достижения определённого уровня развития, и зависит только от его способности набирать и удерживать определённый количественный и качественный уровень энергии. Если что-то кажется тебе непонятным, недостижимым, или требует приложения значительных усилий - значит, тебе просто не хватает энергии. Умерь амбиции, прими как данность, что «всё и сразу» не получится, но не смиряйся, а по крупице набирай то необходимое количество энергии, при достижении которого и произойдёт тот качественный скачок, когда всё то, во что ты упирался, как в каменную стену, начнёт получаться у тебя легко и просто, как бы, само по себе. Знать бы ещё, как именно набрать это количество… Глава 12, которая служит продолжением предыдущей. И как же наш герой решал эту проблему? Да никак. Он просто брался за всё, что вызывало у него интерес. Занимался, понемногу, целительством, пробовал осуществить «астральный выход», немного «сновидел», но быстро понял, что это не его путь, и, если пользоваться терминологией Кастанеды, он - типичный сталкер. Впрочем, интересный опыт, так или иначе, приобретался. Как-то раз, задремав на диване в гостиной, дома никого не было, Алекс почувствовал, что его спина отрывается от дивана, а сам он, подобно Ваньке-Встаньке, принимает вертикальное положение, с точкой опоры в пятках. Приоткрыв глаза, Алекс обнаружил, что он стоит, упираясь носом в торцевую поверхность шкафа, который в том месте вовсе не стоял. Люстра горела, хотя никто её не включал. Телевизор тоже работал, чего также быть не могло. Скосив глаза влево, к стене, Алекс убедился, что обои совершенно другие. Но самое удивительное, это то, что в комнате он находился не один. Сделав попытку повернуть голову в направлении этого, или этих «некто», Алекс куда-то провалился. Свет снова померк, голоса и шумы стихли, а «Ванька-Встанька» медленно занял горизонтальное положение. Вновь ощутив себя лежащим на диване, Алекс открыл глаза. Верхний свет не горел, телевизор тихо стоял на штатном месте, а сам он чувствовал, что получил какую-то информацию, и извлечь её из своего подсознания, его задача на ближайшее время. Впрочем, информацию Алекс получал не только столь экстравагантным образом. Благо, всевозможной литературы хватало. Так, изучил он все изданные на тот момент книги Кастанеды, объёмный самиздатовский фолиант, посвящённый Дзен – буддизму, труды по магии Папюса, Седира, Тухолки и Элифаса Леви, «Тайную доктрину» мадам Блаватской, «Теософию» г-на Штайнера, и многое, многое другое. В который раз, в голове Алекса образовалась дикая мешанина, разобраться в которой ему было крайне тяжело. Требовалась «точка опоры», базовая система, опираясь на которую, можно было «навести порядок на чердаке», а, главное, достичь новых результатов в практике, без чего Алекс почитал любую теорию бесполезной и бессмысленной. Таковой стала система, изложенная в трилогии Бориса Моисеевича Магистра «Магия для магов». Не обошлось без курьёза. Изучив, и сразу взяв на вооружение, две первые книги, Алекс долго «охотился» за третьей. И вот, когда заветная «Бешеная скачка на бледном коне» оказалась у него в руках, он ощутил настоящий шок. «Да это же бред какой-то!», мысленно восклицал он. Разочарованный, обманутый в своих самых лучших ожиданиях, наш герой поставил крест на Маге, но, совершенно неожиданно для себя самого, пережил, причём неоднократно, «прорыв из подсознания», сходный с тем, что был описан у Бориса Моисеевича. Алекс привык верить только собственным ощущениям и переживаниям. Ничей авторитет просто не мог оказать на него такого влияния, тем более, подобных «авторитетов» он уже к этому моменту перечитал, да и повидал, не великое, но множество. Сразу же пытаясь осуществить на практике новое знание, Алекс что-то принимал от этих «авторитетов», что-то отметал, но никогда совпадение собственного внутреннего опыта и опыта кого-то ещё, не было таким полным. И с того момента, Алекс начал называть себя Магом, ибо такова была изначально его сущность. Здесь Автор хочет добавить пару слов от себя лично, покаяться в маленьком плагиате, ибо название «По эту сторону магии» - второе название «Бешеной скачки…» он бессовестно стащил у Магистра. Да простит меня уважаемый Мэтр, но, по впечатлению Автора, у него превалирует, всё же «та» сторона, тогда как «эта», выглядит несколько иначе.… Как здесь, например. Однако вернёмся к нашему герою. Определившись, наконец, и со своей сущностью, и со своей позицией по отношению к остальному миру, и начав с этой позиции разбираться со своим личным опытом, Алекс продолжал жить привычной жизнью. У него была работа, была «тусовка», состоящая из таких же «чудаков», как и он, были собутыльники, женщины, словом, всё, как у людей. До поры, до времени… Глава 13, в которой происходит встреча с «альтер эго». Итак, три года прошли. В один прекрасный вечер, после работы, Алекс зашёл в бар попить пивка. Здесь нужно пояснить, что процесс пития пива, невзирая на качество вышеупомянутого пива, с юных курсантских лет, приобрёл для Алекса некий ритуальный смысл. Да что там заморачиваться на смысле, это просто был ритуал, где каждое действие имело свой результат, и было идеально подогнано, дабы по завершению, достигнутое состояние характеризовалось всем комплексом элементов, а, следовательно, возникало чувство завершённости…. Которое, при желании, могло быть использовано для инициации чего-то нового. Итак, Алекс зашёл попить пивка. Заведение, где он намеревался повести свой ритуал, было одно из самых старых, и одно из самых неблаговидных, в плане интерьера. В прежние времена, подобные клубы носили неблагозвучные наименования: «тошниловки». «Тошниловка», в которой обосновался Алекс, была расположена напротив станции метро «Фрунзенская», и пользовалась огромной популярностью как у аборигенов-алкоголиков, так и у «голубых» - перехватчиков, которые вербовали свой контингент в преддверии душевых кабин Банного комплекса у Балтийского вокзала. Отстояв, как положено, очередь, Алекс расположился за маленьким столиком, у которого уже допивали свою порцию двое мужчин, по внешнему виду, простые честные работяги. Их приятели, числом трое, находились по соседству, можно сказать, вплотную. Как правильно понял Алекс, вся компания собиралась отваливать, и была надежда на то, что среди очередных соседей окажется интересный собеседник, что не раз уже бывало, несмотря на некоторую сюрреалистичность заведения. Алекс водрузил на стол три кружки пива, именно это количество он брал для первой части своего ритуала, затем поднял одну из них и выпил, не отрываясь и не переводя дыхание. Опростав, перелил в освободившуюся ёмкость содержимое второй кружки и, в том же темпе, отпил половину. Поставил кружку перед собой, не спеша, прислушиваясь к ощущениям, достал «Беломорину» и закурил. Сделал пару затяжек, и с удовольствием констатировал, что жить – хорошо. Вот теперь, не спешно прихлёбывая пивко, потягивая папироску, наш герой начал обозревать помещение, разглядывая заполнявший его контингент. Впрочем, не просто разглядывать, а, скорее, сканировать, что давно вошло у него в привычку. Так, он сразу вычислил несколько потенциально опасных личностей, от которых лучше всего было держаться подальше, а, в случае чего, ни в коем случае не поддаваться на провокации. За ними следовали вероятные собутыльники и возможные приятные собеседники, а среди немногочисленных представительниц прекрасного пола – те, с кем имело смысл найти повод случайно перекинуться словечком… Правда, не ранее, чем наступит хотя бы средняя степень опьянения. Неожиданно идиллия прервалась. Алекс вдруг с изумлением понял, что его самого только что просканировали. Да ещё как! Это не было похоже на работу профессионала, например, опытного оперативника угрозыска или прошедшего специальную подготовку «особиста», как по привычке Алекс именовал сотрудников Госбезопасности, это было, это было…. В общем, его поимели в доли секунды, причём так, как он сам бы желал это делать в самых своих смелых мечтах. Здесь снова возникает необходимость сделать маленькое пояснение. Одно время, поддавшись очарованию модного слова «экстрасенс», наш герой, со свойственным ему энтузиазмом, пытался развить у себя способности к сверхчувствительности. В результате поимел головную боль, как реакцию на перемену погоды, с которой справлялся, ой как не просто. Зато, наконец, понял, что никакой он не экстрасенс, а то, что изо всех сил пытался почувствовать, он, когда это надо, просто знает. Знает, и всё. Без каких либо промежуточных этапов в виде различных ощущений, в каких либо местах. Вот и теперь, он знал, что его буквально просветили рентгеном, и весь он у кого-то, как на ладони, со всеми потрохами. Алекс задёргался, несколько раз обвёл глазами посетителей, но взгляд ни на ком не задержался. Произнеся про себя матное слово, он схватил кружку и проглотил содержимое залпом. Это был непорядок. Более того, кощунство. Вторую половину второй кружки следовало допивать, делая маленькие глотки между затяжками, но отнюдь не так, как первую. Известно, что, снявши голову, по волосам не плачут. Поэтому Алекс схватил третью, и не перелил, как положено, из неё пиво в освободившуюся, нет, он злодейски поднёс её ко рту и отпил сразу половину. Поставил на стол, прикурил новую папиросу, и только тогда поймал на себе спокойный и слегка ироничный взгляд. Взгляд принадлежал молодому человеку, стоявшему за соседним столом. Тем самым, где располагались большая часть компании, недавно покинувшей заведение. Судя по всему, он находился там давно, просто Алекс почему то не обратил на него никакого внимания. Зато теперь, наш герой буквально впился взглядом в незнакомца. На вид ему было лет тридцать - тридцать три, словом, ровесник. Рост, как у Алекса, тёмные, коротко подстриженные волосы, но не вульгарно, под бандита или «нового русского», а скорее, по военному. Одет в том же стиле, что и Алекс: джинсы, ковбойка, куртка… Но лицо! Алекс был уверен, что видел его, причём не просто видел, оно было хорошо ему знакомо. Похожую физиономию он регулярно привык наблюдать в зеркале. На столе перед незнакомцем стояли три кружки, две из которых были пусты, а из третьей он не спеша, прихлёбывал. И смотрел на Алекса в упор. Поймав его взгляд, улыбнулся уголками губ и сделал приглашающий кивок головой. Действительно, этот стол был расположен гораздо удобнее, чем тот, за которым исполнял свой скомканный ритуал Алекс. Поэтому он не колеблясь ни секунды, прихватил своё пиво и встал рядом с незнакомцем. Тот воспринял его перемещение, как нечто само собой разумеющееся, и протянул руку. - Алекс, - представился незнакомец. - Алекс, - автоматически ответствовал наш герой. Затем спохватился. – Алекс, в смысле, Алексей. - Алекс, в смысле, Александр, - уточнил новый знакомый. - Слава богу, - облегчённо выдохнул Алекс, - Я уже было, подумал, что у меня глюк. - И часто у тебя бывают глюки? – Поинтересовался Александр. Ты, вроде, производишь впечатление в меру адекватного человека. - Вот именно, что в меру…. Слушай, а наш с тобой разговор, как ты думаешь, вполне адекватен ситуации? Александр рассмеялся. - Ладно, проехали, - сказал он. – Ты уже понял? - Что я должен был понять? - Сам знаешь, что. Ты же меня всё же вычислил, я хотел раскрыться попозже, а ты меня снял. Хотя и не должен был. Да…. Не должен…. - Я из-за тебя сломал весь процесс пития пива, коему следовал неизменно на протяжении лет пятнадцати. Ты мне весь кайф обломал. - Ага, теперь понятно. Я подстроился, а ты смешал карты…. Ты это сделал сознательно или само собой получилось? - Если честно, само. Слушай, а кто ты есть такой, и какое у тебя до меня дело? Ты, часом, не из той весёлой компании, что меня якобы вербовали на Севере? - Про это, я думаю, ты мне ещё расскажешь, а что до первых двух вопросов, изволь. Только, если честно, никакого дела до тебя у меня нет. Точнее, не было, пока тебя не увидел. Теперь есть, но, честное слово, пока и сам не знаю, какое. Беседа затянулась часа на два. Новые знакомцы взяли ещё по пять кружек «жидкого хлеба» и отлучались только «стравить давление». Бар был набит битком, дым стоял коромыслом, производимый посетителями шум достигал какого-то немыслимого уровня, но к столу, где, почти соприкасаясь головами, взахлёб делились подробностями своей биографии два почти неотличимых друг от друга молодых человека, никто не подходил. Так, наш герой узнал, что Алекс номер два – в недавнем прошлом офицер-десантник. Уволился примерно в то же самое время. Разведён. Работает в охране, но занимается ещё какими-то делами, приносящими неплохой доход. Образован, эрудирован, из интеллигентной семьи…. Самое главное, интерес ко всему запредельному проявился в раннем детстве. Но вот по-настоящему «пробило» его в десантуре, где Александр командовал взводом разведки. Он проходил специальную подготовку, после которой самые обычные люди овладевают возможностями, которые и не снились многим «великим Гуру», вещающим об обретении Сиддх, но не имеющим ни к самим Сиддхам, ни к их обретению, никакого полового отношения. Александр, как оказалось, изначально был не самым обычным. Поэтому возможности, которые он приобрёл, выходили далеко за рамки программы специальной подготовки. У него хватило ума скрыть это от своих наставников, и, как только представилась возможность, покинуть «несокрушимую и легендарную». Теперь он тихонечко жил, особо не привлекая к себе внимания, и совершенствовался дальше, ибо, запущенный однажды, процесс набирал обороты, и конца пока не предвиделось. - Ты понимаешь, - заплетающимся языком подытожил свой рассказ Алекс 2-ой, - я же и не собирался вовсе залезать в этот гадюшник. Меня сюда просто впёрло. И вот, пожалуйста, ты. Что с тобой делать, не знаю. - Ха, он не знает…. Это я не знаю, что мне с тобой делать…, - фыркнул Алекс 1-ый, - Хотя, нет, ты, братишка, однако крут. Я бы у тебя чему-нибудь поучился…. На том и порешили. Обменялись телефонами, адресами, и разъехались по домам. Алекс чувствовал, что произошло что-то очень для него важное, начался новый этап его жизни. И ещё, он понял, что теперь у него есть друг, на которого можно положиться в любой ситуации. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
×
×
  • Create New...