Блок предметов, изучаемых в Ассоциации "Атлантида".

  • Объявления

    • Maximilian

      Виртуальные Монеты   28.01.2017

      Все, кто незаконным образом получил материалы Ассоциации и испытывает от этого дискомфорт, могут погасить задолженность в Новом Магазине Игры, купив Виртуальные Монеты (Жетоны Удачи), на них в этом магазине можно будет так же приобрести новые виртуальные материалы.
      Здесь же можно сделать Благотворительный Взнос.

valentina-pt

5 Член Гильдий
  • Публикации

    147
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    3

Последний раз valentina-pt выиграл 16 августа 2016

Публикации valentina-pt были самыми популярными!

Репутация

7 Neutral

О valentina-pt

  • Звание
    Активный участник
  • День рождения 05.08.1952

Обо мне

  • Интересы
    Эзотерика
  • Пол
    Женский

Посетители профиля

1 766 просмотров профиля
  1. Глава тринадцатая. Ская. Атт Победы. Руна Скольженья. Руна Танца. Последующие несколько дней были похожи один на другой, Кета почти все время сидела в кабинете, занималась изучением карт, Золотой маски или просто скучала, глядя из-за плотной занавески в окно. Стоило ей только подумать о том, что нужно в конце концов что-то начать делать, как страх совершить непоправимую ошибку тут же холодным комом подступал к горлу. Такшак был еще слаб, но в отличие от своей хозяйки, по мере сил двигался, готовил еду, наводил в доме порядок, раскладывая по местам разбросанные вещи исчезнувшей прислуги и собирая мусор. Все это добро валялось в самых неожиданных местах и говорило о том, что люди сильно напуганные убегали в чем были. Что могло их так напугать? Этот вопрос все время мучил Такшака и он тщательно осматривал их комнаты, вещи, карманы одежды, сумочки и всякие другие укромные уголки в поисках хоть чего-то, что могло прояснить ситуацию. Но все его старания были напрасны, ничего такого, что могло заставить людей в одночасье оставить все свое добро, он не находил. - А чего бы испугался я так сильно, что все бросил и сбежал, если бы работал в этом доме прислугой? – Такшак решил попробовать иначе подойти к этому вопросу, - Я бы испугался того, что угрожало бы мне неминуемой гибелью. Значит кто-то навел прислугу на подобную мысль, предупредил, что если они сейчас же не уберутся из дома, то погибнут. Тогда вполне себе возможно, что кто-то узнал о готовящемся преступлении и решил предупредить людей, но раз ничего не произошло, то это означает, что или предупреждение было ложным, или планы были сорваны именно этим предупреждением, ну или чем-то, или кем- то другим. А как этот другой незаметно смог предупредить людей? Скорее всего это должна быть записка, которую кто-то принес в дом. А ааписку можно незаметно принести в дом с продуктами, которые доставлялись ежедневно. Такшак спустился в подсобное помещение, куда сносились ящики от фруктов и овощей, пакеты и упаковка. К счастью, мусор недавно вывозился и пустых коробок и пакетов было не так много, но здесь его поиски ничего не дали. Тогда он отправился в холодный погреб, где хранились привезенные продукты, в надежде, что записок было несколько и не ошибся. В корзинке с фруктами им и была обнаружена записка, в которой кто-то предупреждал жителей дома о готовящемся убийстве хозяйки и всей прислуги, и настоятельно советовал не рисковать и покинуть помещение как можно быстрее, потому что время преступления никому не известно, оно может случиться в любую минуту. Записка была немедленно отнесена Кете. И поразмыслив, они решили, что раз до этого момента ничего не произошло, то это вовсе не означает, что опасность миновала. - Мы уезжаем! – решительно сказала Кета, - Но сделаем это так, чтобы не привлекать внимания, тайно. Сейчас возьмем только то, что не займет много места вызовет подозрения, драгоценности и деньги, а потом перевезем все необходимое, когда найдем подходящее для жилья место. Сдаваемых в наем домов и комнат в городе было много. Кета и Такшак, переезжали с места на место, с одного района в другой, в поисках нового жилья, но ничего подходящего подобрать так и не смогли и тогда Кета решила купить себе новый дом. В пригороде Соули были районы, где продавались новенькие, удобные и красивые дома, обставленные мебелью, в которых имелось все необходимое для жизни. Дом, выбранный Кетой, был довольно просторный и уютный внутри. Вещи уже были перевезены и разложены по местам, оставалось только найти служанку и повара, прислугу, вызывающую доверие, и можно будет расслабиться и вздохнуть спокойно. А пока таковых не было, Кета сама ходила на рынок, покупать овощи и фрукты, которые ей потом доставлялись мальчиками, разносчиками продуктов, на дом. Но ее целью было не столько закупка провизии, сколько выяснение возможностей реализации главной своей цели, ради которой она прибыла в Соули. Город жил своей жизнью и Кете предстояло стать его частью. Ей нужно добиться невозможного: ее должны полюбить, ей должны быть рады, ее должны узнавать на улицах, и тогда ей, Кете, жители города станут доверять настолько, что отдадут то, что никому другому, ни при каких обстоятельствах не отдали бы. Она ходила по торговым рядам, знакомилась с продавцами, общалась с их женами, щедро расплачивалась с мальчиками, которые приносили покупки, но не замечала, чтобы ее любили или узнавали, чтобы ей делали скидку или выбирали лучшие фрукты. - Для того, чтобы меня заметили, нужно совершить какой-то поступок, сделать что-то такое, что будет расценено, как доброе дело. –решила Кета, - Но что для них будет являться добрым поступком? Оракул, к которому она обратилась с этим вопросом, изрек следующее: -Страдает в неволе семья короля. Спасая семью, спасешь короля – это и будет заслуга твоя. – Ответ содержал в себе столько новых вопросов, на которые ответа, к сожалению, не последовало, потому что Оракул заявил, что ответил и так предельно ясно и добавить к сказанному больше просто нечего. Тогда она решила обратиться к рунам. Сосредоточившись на вопросе, она перетасовала белую часть колоды и, разложив веером на столе карты, вытащила одну. Это была карта Руны Скольжения. Кета посмотрела значение карты: Руна Скольжения. – Позитивное изменение неизбежного. Легкое и уверенное движение к позитивному результату несмотря ни на что. Незаметность, ускользание, уход от проблемы, укрытие, таинство, тайна. Мантра Юх ТА Получалось, что ее ждут впереди какие-то события, о которых она пока не знает, но эти события будут обязательно позитивными и это уже радовало. Хотя она совершенно не понимала, откуда в ее жизни могут появиться неожиданные события, когда один день так похож на другой? - Чтобы что-то новое случилось, нужно что-то изменить в своей жизни! Если я буду продолжать сидеть дома, то так можно и всю жизнь просидеть, ожидая, пока что-то само произойдет! – решила девушка и напевая на все лады мантру Юх ТА, притягивающую вибрации Руны Скольжения, отправилась побродить по уже знакомым улицам. Жилые дома постепенно начали сменяться магазинами с уличными прилавками и лотками со всякой всячиной. Менялы, зазывалы, продавцы, мальчишки – разносчики, покупатели и просто любопытные прохожие, все это сновало в разных направлениях, шумело, выкрикивало гортанными голосами названия товаров и услуг, громко и со вкусом торговалось, создавая тем самым неповторимый, особенный колорит базарной площади города Соули. Торговля подходила к концу, торговые ряды уже были не такими оживленными, какими они бывают ранним утром, усталые продавцы кое-где уже начинали собирать товары, не обращая внимания на праздношатающуюся публику. Кета не спеша шла от прилавка к прилавку без всякой цели. Ей нравилось бродить по рынку, где многих продавцов она уже знала в лицо, нравилось, что с нею приветливо здоровались и она улыбаясь, кивала в ответ. Шум ссоры в одном из магазинов, привлек ее внимание, дверь внезапно резко распахнулась и кто-то большой и сильный вытолкал наружу хрупкого подростка, чуть не сбившего Кету с ног. Подросток оказался девушкой с огромными глазами изумительного, небесно-голубого цвета. Таких глаз Кета никогда не видела, поэтому остановилась, с удивлением рассматривая незнакомку. Незнакомка, мельком глянув на Кету, незаметным движением вытащила из складок одежды что-то и сунула ей в руку. - Спрячь это! – шепнула она так уверенно и твердо, что Кета невольно ей повиновалась и поспешила сунуть в корзинку для провизии то, что оказалось в ее руке, - Нас продадут завтра или послезавтра на невольничьем рынке, - едва слышно добавила девушка, - ты должна успеть выкупить нас до этого и тогда исполниться все, что ты задумала, Богиня! – незнакомка обожгла ее голубым пламенем глаз и исчезла, растворилась в толпе, оставив Кету в полном недоумении. Отойдя в сторонку и убедившись, что за ней никто не наблюдает, Кета заглянула в корзинку, на дне лежала небольшая, размером с ладонь, книжица. Почти черный потертый кожаный переплет, желтые и истлевшие от старости древние страницы исписанные незнакомыми знаками говорили о том, что хотя книжицу многократно читали, но обращались с ней бережно и аккуратно. - Ну вот и началось! К добру ли? – Кета машинально, как молитву, пробормотала мантру Юх ТА и решительно направилась к двери, откуда вытолкали голубоглазую. - Что госпожа желает? – огромного роста верзила преградил ей дорогу, а из-за его широкой груди решительно ничего не было видно. - Мне нужна рабыня. – уверенным тоном проговорила Кета, - Мне рекомендовали именно вас, потому что только у вас есть именно то, что мне нужно. – добавила она, надеясь, что похвала его товара смягчит сердце исполина. Но лесть не подействовала. Верзила осмотрел недоверчиво посетительницу, прикидывая в уме ее платежеспособность, очевидно по каким-то своим признакам Кета показалась ему состоятельной, поэтому он молча повернулся и знаком руки приказал девушке следовать за ним. Помещение, больше похожее на большой сарай, чем на жилье, душный, затхлый воздух, запах испражнений и немытых, потных тел – Кету чуть не вырвало от этого зловония и она поспешила закрыть нос и рот, укутавшись шарфом, почти до самых глаз. Стайка женщин испуганно вскочивших на ноги, стремительно выстроились в шеренгу, сбрасывая на ходу с себя то, что с трудом можно было назвать одеждой. Нагие, они стояли опустив глаза, у некоторых тела были в шрамах и кровоподтеках, некоторые были больны и едва держались на ногах, безропотно выставляя на показ свое тело. Верзила еще раз оглядел Кету, соображая, что именно ей нужно, потом жестом приказал выйти вперед нескольким молодым девушкам, наверное самых крепких, которых можно было продать подороже. Кета, рассматривая девушек, тянула время, надеясь, что голубоглазая вернется и тогда можно будет выбрать именно ее. Продавец, расценил молчание покупательницы по своему. Очевидно он решил, что такие дорогие рабыни ей не по карману, поэтому молоденьких девушек сменили женщины постарше. Кета, вовремя вспомнила, что ей нужна горничная и кухарка, спросила, кто из них может готовить, знаком с уборкой и умеет обращаться с одеждой? - Они все хорошо обучены мною, Богиня. – раздался голос из дальнего угла, Кета посмотрела туда и встретилась с небесно-голубым взглядом женщины, спокойно сидящей на более-менее чистой циновке. В руках женщина держала уже знакомую книгу. - Я беру вот эту! – Кета, указывая на сидящую, постаралась сказать это максимально безразличным, но в то же время, уверенным тоном, - сколько она стоит? - Эту я отдам даром, в придачу, если вы купите у меня настоящий товар. – засуетился продавец, - Посмотрите на них, все они молодые и сильные, госпожа останется довольна. - Пусть купит Скаю,– решительно включилась в беседу женщина с циновки, - я без нее никуда не пойду! - Пусть будет проклят тот день, когда я взял вас к себе! – выругался верзила, - тебя я просто отдам в придачу, и Скаю отдам за пол цены, если госпожа купит у меня парочку настоящих, стоящих рабынь. Кета, прочитав в голубых глазах, что ей следует согласиться на такие выгодные условия, выбрала себе еще парочку рослых и сильных девушек. Расплатившись и пообещав прислать за рабынями своего слугу, напевая мантру Юх ТА, поспешила домой. Но пока она шла, ее все время не покидало чувство странности событий и ощущение, что какая-то сила руководила всеми ее действиями и что эти действия были придуманы и воплощены в жизнь совсем не ею, а кем-то другим, а она в этой ситуации была лишь марионеткой, куклой, исполняющей чью-то волю. - К добру ли? – опять подумала девушка и прогнала тревожную мысль, как и свое ощущение того, что за ней кто-то внимательно наблюдает или даже идет следом. Но тревога только усилилась и с этим необходимо было что-то делать. - Для начала я должна привести в порядок мысли и успокоиться, а для этого нужно остановиться и сосредоточиться на ситуации. Вот тот столик возле лавочки, торгующей напитками вполне подойдет. – Кета выбрала дальний столик, скрывающийся от глаз прохожих за широкой, цветастой ширмой, и устроившись поудобнее в просторном кресле, закрыла глаза. Такая ее поза в данной ситуации не покажется странной, вполне себе понятно, что она устала и присела передохнуть. – Руна Скольжения – незаметность, уход от проблемы, укрытие, таинство, тайна, ускользание, позитивное изменение неизбежного. Мантра Юх ТА. – проговорила мысленно Кета, вызвав в сознании знак руны и настраиваясь на поток энергии, вибрации, которые начали заполнять пространство и, настроившись, сформировала мысленно коридор, в котором она, невидимая для посторонних, спокойно и комфортно решает все свои задачи, - Юх ТА Шис сАааа! – она прошептала едва слышно заклинание и открыла глаза. На столе обнаружился бокал с холодным травяным напитком, а тот, кто его принес, стоял тихонько в сторонке, ожидая дополнительных распоряжений. Увидев, что посетительница его заметила, слуга исчез на несколько минут, а потом появился, но не один. Хозяин предложил уставшей гостье свой драг и водителя, который отвезет ее куда она пожелает. Кету провели через кухню и черный ход в гараж, усадили в машину и доставили прямо к дому за считанные минуты. Водитель драги, соблазнившийся дополнительным заработком, согласился сгонять вечерком на рынок и привезти рабынь, что и сделал на радость всем. Утром дом наполнился голосами, шагами, суетой уборки, запахами готовящейся еды и свежестью вымытых комнат, и Кета поняла, что все сделала правильно. Она поняла, что ей не хватало именно этого домашнего уюта, который наполнял ее уверенностью и радостью жизни. Вот так она была устроена. - Интересно, что меня сегодня ждет, как действовать и на что настраиваться? - Кета повертела в руках колоду и, поскольку у нее было хорошее настроение и спокойствие на душе, то она выбрала белые карты, несложная процедура настройки и вытянутая карта оказалась Руной Танца. - Восторг, гармоничное движение, самовыражение, самодостаточность, самоутверждение, праздник, оправданные надежды и ожидания, позитивное пространство. Для женщин - колдовское очарование, Инь – энергия, призыв, притяжение. Мантра Ерес – прочитала Кета и решила, что вот наконец-то жизнь удалась и, напевая мантру Ерес, в самом позитивном настроении отправилась обходить свои владения. Сюрприз в виде букета свежих цветов, ждал ее уже за дверью спальни. Рядом с цветами стояла ее корзинка, на дне которой покоилась древняя книжица в потертом кожаном переплете. Кета вчера забыла вернуть ее владелице и, поняв намек и ощутив неловкость, решила это сделать немедленно. Рабынь Такшак разместил в нижнем этаже здания в крыле для прислуги. Каждая из них получила, хоть и небольшую, но собственную, отдельную комнату, новую одежду, все то, чего они были лишены в бараке работорговца. - Богиня, ты меня ищешь? Кета вздрогнула от неожиданности и обернулась, позади стояла белокурая, со светлой кожей и голубыми глазами, улыбающаяся девушка. Она держалась прямо и спокойно смотрела в глаза своей госпоже, и эта ее поза и смелый, открытый взгляд говорили, о том, что перед Кетой совсем не пленница. А вот кто она, эту загадку ей предстояло еще разгадать. - Да, Ская, я ищу тебя. Хочу вернуть тебе твою книгу. - Это теперь твоя книга, Богиня! Это наш с мамой тебе подарок в знак благодарности за нашу свободу. Мы ведь теперь свободны, не правда ли? - Свободны? Ну не знаю! Я на вас так рассчитывала, думала, что вы у меня поживете, поможете мне. - Мы поживем, но только в качестве гостей, а не прислуги. – произнесла твердо Ская и повернулась, чтобы уйти, давая таким образом Кете понять, что разговор окончен. Вот те раз! Вот тебе и новости! Кета купила себе рабынь, а они теперь диктуют ей условия и что теперь ей делать? Гости, так гости, лишь бы не быть больше одной в этом огромном доме! - Ская, подожди, пожалуйста! Гостям не пристало жить в комнатах для прислуги, я сейчас велю перенести ваши вещи в гостевые комнаты на втором этаже. - Не беспокойся, Богиня, мама уже отдала за тебя эти распоряжения. Завтрак будет накрыт в столовой через двадцать минут, там мы все и обсудим. Ская ушла и Кете ничего не оставалось делать, как отправиться обратно в свою комнату, для того, чтобы привести себя в порядок к завтраку. Стол, накрытый белой кружевной скатертью, красивая посуда, цветы, фрукты, ароматный дымящийся напиток в чашках и всякая снедь на тарелках и тарелочках, все было достойно и изыскано. Гостьи держались уверенно, кушали неторопливо и не спешили начать разговор, который Кета ждала с нетерпением. И тогда она решила сделать это сама, просто попросила гостью постарше рассказать свою историю. - Меня зовут Асия, - представилась женщина, - я из далекой страны, которая называется Тария. Наша страна расположена к северу от пустыни и, как ты уже поняла, населяют ее люди, отличающиеся от других народов цветом кожи, волос и глаз. Наша культура и традиции также отличаются от культуры и традиций других народов, населяющих планету. Но наши страны разделяет огромная пустыня, мы отделены друг от друга огромными песчаными просторами, где устанавливают свои порядки племена людоедов, поэтому только самые отчаянные и бесстрашные торговцы, которые не боятся рисковать, не боятся людей племени швигов - свирепых и кровожадных обитателей песчаного царства, изредка нарушают наши границы, привозя диковинные товары своей родины в обмен на то, что диковинным является для них. Но однажды к нам в страну пришла беда. Огонь, падающий с неба, испепелил столицу в считанные мгновения. Асия с мужем в те времена жила в далекой провинции, они не видели самого пожара, только всполохи в ночном небе, да темные тучи пепла, тянущиеся к горизонту, говорили о том, что случилось непоправимое. А потом через их селение потянулась вереница беженцев, они шли группами и поодиночке, ехали на драгах и повозках, некоторые из них были настолько сильно обожжены, что умирали прямо на дорогах. Умирающую женщину с младенцем Асия обнаружила на пороге своего дома утром. Речь женщины была бессвязной, она что-то говорила, показывая рукой на ребенка и узелок с вещами, повторяя снова и снова какое-то слово, но разборчиво слышалось только ,,ская,,. Скоро женщина впала в забытье и к вечеру ее не стало. Девочку решено было назвать Ская. Своих детей у Ассии не было, поэтому они с мужем были рады такому подарку судьбы, удочерили Скаю и воспитывали, как своего ребенка. В узелке умершей оказались две старинные книжицы в переплете из темной кожи и пожелтевшими от времени страницами со странными знаками и рисунками, да еще оберег в виде червонного золота прямоугольной пластинки на котором красовался белоснежный диковинный цветок в чашечке которого извивалась в танце маленькая змейка. С момента появления в доме маленькой Скаи, их жизнь начала меняться в лучшую сторону. Столицу Тарии было решено перенести в их далекую провинцию, ее мужа начали выбирать на разные государственные должности и не прошло и десяти лет, как он стал губернатором и полноправным правителем города. Они переехали в новый, просторный особняк, у них появились слуги, которые взяли на себя все домашние хлопоты и Ассия посвятила свою жизнь названной дочери, семье, мужу, ежедневно благодаря Богов за то, что счастье, мир и благополучие поселились в их доме. О том, что в городе начался бунт, Асию предупредил человек, присланный мужем. Нужно было переждать это бедствие в укромном, безлюдном месте и Ассия, взяв самое необходимое для себя и Скаи, а также ценные вещи, деньги и драгоценности, служанку и шофера, выехали поздней ночью из города, направившись в сторону пустыни, где бунтовщикам делать было нечего. Но служанка и шофер в пути сговорились и решили их ограбить. Они велели им выйти из машины, а сами, забрав драгоценности и деньги, уехали. Они остались на дороге одни в безлюдной местности и у них ничего не было, ни воды, ни пищи, ни одежды, уцелели только книги, которые Ская припрятала еще дома в одежде, а из драгоценностей, только оберег на шее, с которым Ская никогда не расставалась - пластинка червонного золота с белым диковинным цветком и танцующей змейкой. А потом их захватили в плен люди из проезжавшей мимо драги и продали работорговцу, который и привезли их в Соули. Но оказалось, что светлокожие, светловолосые и голубоглазые рабыни не были востребованы на рынке, потому что они не годились для тяжелой, черновой работы, и хуже всего было то, что эти светлокожие были своенравны, упрямы и не подчинялись приказам и поэтому хозяин был счастлив, что сбыл с рук проблемный товар, от которого были только одни убытки. Асия закончила рассказ. Ская сняла оберег и протянула его Кете. На тонкой серебряной нитке красовалась золотая пластинка с Руной Танца! Кета не могла ошибиться, потому что только сегодня утром она работала с этой энергией, сегодня напевая Ерес, держала в руках именно эту карту и вот неожиданность, оказалось, что оберег Скаи нес в себе именно эти энергетические вибрации! Глава 14. Странность. Атт Поражения. Руна Болезни. Руна Прозренья. - Ская, ты любишь танцевать? – спросила Кета, возвращая оберег. - Танцевать? Что это значит? - Ну это напевать что-то или слушать музыку и двигаться в такт. Ты что, никогда не танцевала? - Нет. – смутилась Ская, - Ты меня научишь этому, Богиня? - Конечно! Давай этим займемся вечером? - Кета, с детства принимавшая участие в различных ритуалах, в которых требовались какие-то движения в такт ритма, задаваемого музыкантами, любила танцевать и делала это с большой охотою, но сейчас ей хотелось побыть одной, поразмыслить над сложившейся ситуацией и, перенеся урок танцев на вечер, она дала понять, что до вечера будет занята. Ская кивнула, соглашаясь и они с Асией, поблагодарив хозяйку за угощения, ушли к себе. А Кета, дав прислуге необходимые распоряжения относительно распорядка в доме, тоже отправилась в свою комнату. Она помнила слова Анубиса, который просил никому и ничему не верить, поэтому решила поискать информацию о своих гостях в Информатории. Информаторий – это слово Кета узнала совсем недавно, Сет, обучая ее работать с черным зеркалом, научил пользоваться и этим замечательным изобретением. Сет показал, что нужно сделать для того, чтобы получить какую-то информацию и объяснил, что сам Информаторий представляет собой некое место, где храниться всевозможная информация и создан он именно для того, чтобы нужную информацию могли узнать те, кому она необходима, и для того, чтобы сделать это можно было быстро. А для этого нужно сделать запрос - написать слово или несколько слов - и отправить запрос в поисковую систему, которая выдаст ответ в виде текста, картинки или даже видео, где подробно объясняется, кто, что, как, когда, где и с кем. Кета открыла черное зеркало и написав слово Тария, отправила запрос в Информаторий. Ответ ее удивил несказанно! Оказалось, что страна Тария находится на планете в совершенно другой звездной системе. На экране Черного зеркала мелькали картинки с изображением планеты, каких-то животных и растений, жителей, которые действительно были светлокожими, голубоглазыми и светловолосыми, городов и поселений, домов, храмов, пирамид. При виде пирамиды девушка вздрогнула и остановила изображение, пирамида на экране была почти точной копией Черной пирамиды! Значит ли это, что на этой планете живут или жили Наги? Если это так, то тогда можно предположить, что именно она является родиной Нагов. А раз Асия и Ская оказались в Соули без всякого Цветка силы, то значит есть какая-то иная возможность это делать. Но какая? На ум пришли слова Оракула: - Излучина реки, гора, низина, энергии потоки там движутся туда – оттуда. Движение воды в реке потоки разделяет, граница времени здесь образует вихрь. Попав сюда, возможен переход в Портал Времен, откуда нет возврата, коль не найдешь подобное явленье в стране иной, куда ведет портал. Оракул! Это идея! Вот черный кристалл, еще пару движений, чтобы нажать в нужном месте черного зеркала и экран уже светится, но оракул не появился. Кета выключила и снова включила черное зеркало, но это ничего не изменило, оракула не было! Вот незадача! Кета хотела уже опять выключить черное зеркало, но тут изображение начало меняться, появилась комната и еще через минуту в нее вошел Оракул. Сказать, что выглядел он странно, это значит ничего не сказать. Тонкого полотна ночная рубашка, явно женская, была ему маловата и обтягивала нагое тело, делая рельефными и видимыми даже те места, которые обычно скрываются под одеждой. Один тапок, ночной колпак и брода на тесемочке, сбившаяся на бок, дополняли наряд Оракула. -Доброе утро! – поздоровалась опешившая Кета. - Что уже утро? Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро? – то ли констатировал факт, то ли задал вопрос Оракул. Потом, помолчал, что-то соображая, приосанился, водрузил на место бороду и подняв руки вверх и закатив глаза, изрек с недовольным вздохом: - Соулянский Оракул – просмотр и анализ ситуации, советы и предсказания! – и добавил, - Действительно утро доброе или я что-то пропустил? - Ну, я даже не знаю, это как посмотреть… - начала было Кета, но Оракул ее перебил. - Ну да, ну да, если бы ты знала, я бы еще спал, а так приходится вставать ни свет ни заря на работу. И кто это такой умный сказал, что утро вечера мудренее? Если я этого умника найду, мало ему не покажется! – Оракул зевнул и с сожалением посмотрел туда, откуда пришел, в тот, дальний нижний угол черного зеркала, откуда слышалось явственное хихиканье и шлепанье босых ног. - Ну, извини, что я тебя разбудила! Мы давно встали и даже уже позавтракали, а тут столько всего произошло и я думала… - Ой, вот только не надо говорить, что сама ничего не понимаешь и все такое! Нет бы подумать о том, что бедный Оракул не только еще не завтракал, но и не ужинал и не обедал! Нет бы сначала покормить, а потом уже начинать мучать бестолковыми вопросами! – Оракул явно был не в духе, он сопел, надувал щеки и губы, всячески стараясь дать понять Кете, что ему сейчас совсем не до работы, - Так что у нас сегодня на завтрак? - Паштет, сыр, салат из овощей, свеженькие плюшки и чай. - Ой, я умираю с голоду! Сердце! - Оракул сделал вид, что падает в обморок, схватившись за то место, где по его мнению должно быть сердце. - Поняла, не уходи, сейчас все принесу. – заторопилась Кета к двери. А Оракул сел на пол, и сказал в сторону шлепающих босых ног: - Сейчас дорогая, сейчас все будет! Будут тебе и плюшки и чай в постель. Оракул обещал, видишь, Оракул сделал. Запыхавшаяся Кета вернулась так быстро, как только смогла. На подносе стояли кушанья, оставшиеся от завтрака, чайник с горячим, ароматным напитком и две чашки. Кета уходя, услышала последнюю фразу Оракула и предусмотрительно поставила два столовых прибора. - Давай сюда, - скомандовал Оракул и Кета машинально поднесла поднос к экрану. И тут из глубины экрана высунулись наружу две руки, взяли поднос и не успела Кета и глазом моргнуть, как и руки, и поднос оказались внутри черного зеркала. - Как такое может быть? – удивленная девушка провела рукой по тому месту на поверхности зеркала где только что была дырка, и которая неведомым образом исчезла, а поверхность черного зеркала стала опять твердой и гладкой. - Что странным признается в мире одном, нормальным считается в мире другом. – изрек Оракул и ушел, унося с собой поднос. - Так, с Оракулом побеседую потом! Хотя толку от него добиться сложно, но может мне на этот раз повезет и он скажет что-то дельное. Только вот надо бы не забывать его кормить, раз уж он у меня поселился. А пока нужно определиться с вопросами, на которые у меня нет ответа. Кета еще раз решила воспользоваться информаторием. Теперь ей хотелось выяснить историю этой страны, особенно ее интересовал период, о котором рассказала Асия. Сначала на экране показали карту страны, но карта была не рисованная, схематично отображающая земли государства, это был настоящий вид сверху, обзор земель с большой высоты. Тария располагалась на довольно большой территории со столицей в ее центре. С одной стороны земли Тарии омывались морем, с другой стороны ее окружали пески пустыни. Столица была построена на возвышенности в центре. На карте было ясно видно, что земли Тарии разделены на пять секторов дорогами, идущими от центра столицы к населенным поселкам и городам периферии. Потом, присмотревшись повнимательнее, Кета поняла, что это не дороги, а реки, вернее даже это искусственно прорытые каналы, потому что реки не могут иметь такого ровного русла и течь строго в заданном направлении. ,,Хотя, что странным признается в мире одном, может нормальным считаться в мире другом,, - процитировала она Оракула и продолжила просмотр информации. Было видно на карте, что где-то ближе к середине территории государства, каналы соединялись в единую водную систему, впадая в широкий, кольцевой, опоясывающий всю страну канал, а потом вытекали из него и продолжали путь каждый в свою сторону. Потом пошли картинки о истории жизни и царствования тех или иных правителей государства. На экране, менялись эпохи, одежды и интерьер дворцов, но не менялись цели и задачи жителей страны. Страна растила зерно и делала это с большим размахом и успехом, потому что климат и удачное расположение давали возможность выращивать зерно круглый год и снимать урожаи почти ежемесячно. Огромные площади, отведенные под посевы, в некоторых местах только засевались, в других уже снимали урожай, а третьи начинали колоситься и вызревать. Вода для посевов бралась из каналов, по ним же зерно транспортировалось в столицу. Но куда оно девалось из столицы, этого на карте видно не было. Такое большое количество зерна явно требуется для торговли, но страна ни с кем не торговала! Со стороны пустыни не было дорог или караванных троп, со стороны моря не было портов и торговые суда не бороздили его воды, да и вообще никаких судов не было, хотя зерно возили именно по воде, а это означало, что жителям страны судоходство не в новинку. Кета увеличила изображение столицы и увидела, что все зерно свозится в направлении Пирамиды, где пересыпается в специальные большие емкости на колесах. Емкости, соединенные друг с другом в цепочку, уезжают внутрь пирамиды и возвращаются пустые. Создавалось впечатление, что внутри пирамида безразмерная и и что содержимое емкостей исчезает в ней, как в бездонном колодце. Но на этом странности не закончились, потому что началась новая эпоха и началась она и гибели столицы Тарии. Картинки с места катастрофы ужасали своей реалистичностью. Странный дискоообразный предмет завис над городом, потом еще один и еще. Выстроившись в ряд, они извергли из себя струи пламени, направленные на пирамиду. В городе начался пожар. Сначала заполыхал центр, а потом огонь начал стремительно распространяться во все стороны, уничтожая все на своем пути. Видно было, как жители, стараясь спастись, уезжают из города, даже не предпринимая никаких попыток погасить бушующее пламя. Увиденное дало Кете убедиться в том, что рассказ Асии отчасти был правдой, но ей хотелось бы выяснить, действительно ли они принимали участие во всей этой истории этой истории, а не просмотрели информацию вот так же, как она для того, чтобы потом пересказать чужую историю, как свою собственную? Но как это сделать, если Асия в момент пожара не была в столице, а ее муж не был известным человеком, а Ская может иметь совсем иное имя, разве может Информаторий располагать такой незначимой информацией? Вряд ли, но тогда можно попробовать выяснить судьбу правителя, жившего до пожара в столице. Информаторий послушно выдал картинки, которые сопровождались скудными данными. ,,Династия Сета,, - прочитала Кета заголовок и опешила. Вот это да! Она бегло прочла то, что было написано, просмотрела картинки и убедилась, что страна в действительности довольно долго управлялась Сетом. Сет основал государство и построил пирамиду в центре столицы, соорудил сеть каналов и научил жителей выращивать зерновые. Сет придавал большое значение обучению, школы, созданные во всех районах страны, ученики и последователи, исследовательский центры и лаборатории, все это было подчинено какой-то системе и преследовало какие-то цели, о которых ничего не было сказано в Информатории. Но эта сторона истории страны не интересовала Кету, ее интересовали близкие Сета, потому что Если выясниться, что Асия и Ская присланы ей в помощь Сетом, то это будет совсем другая история, поэтому она еще раз запросила информацию, но уже о его семье и круге общения в последние годы. Выяснилось, что семьи у него в прямом смысле этого слова не было, потому что две его жены, хоть и жили во дворцах столицы, но считались таковыми формально, он не посещал жен, а лишь изредка заводил роман с какой-нибудь ученицей. Дети были, но скорее всего все они погибли во время пожара. Хотя есть предположение, что одна из дочерей Сета, маленькая Хатор, принцесса Тарийская, могла спастись, потому что на тот момент она с матерью жила в пригороде столицы, куда огонь пришел гораздо позже, так что у них было время, чтобы уехать. Но поиски маленькой принцессы и ее матери, ученицы и возлюбленной Сета, не принесли результата, поэтому они считаются условно погибшими. Сет, спрятавшись в подземных лабиринтах пирамиды, выжил во время этой катастрофы, но погибли многие его ученики последователи, пожаром были стерты с лица столицы его лаборатории и производства, в которых были заложены знания многих поколений ученых и исследователей, и потеря этих знаний была невосполнима. Сет перенес столицу в один из уцелевших районов, назначил вместо себя приемника, а сам занялся восстановлением того, на что были потрачены многие годы. Но потери и утраты были настолько велики, что восполнить их почти не представлялось возможным. Новый правитель совершал ошибку за ошибкой, снижался уровень жизни населения и росло недовольство, которое вылилось в бунт. Озлобленные люди, вооруженные чем попало, разгромили новую резиденцию, убили приемника Сета и создали свое, народное правительство, которое начало устанавливать новые порядки и устранять недовольных. Стало еще хуже. Страна погрузилась в хаос и спасти ее может только одно, восстановление правления Династии Сета, только Хатор, маленькая принцесса Тарийская, может остановить этот, катящийся в пропасть Мир, свою родину и дело отца. Информация, которую узнала Кета, могла быть устаревшей, но у нее не было никакого иного источника, который бы помог ей выяснить положение дел на данный момент времени и она подумала, а что если этот вопрос просмотреть при помощи карт? - Интересно, что покажут карты? Мне нужна целая колода, все карты обоих Аттов. – Кета тщательно смешала карты обеих колод и, думая о проблеме, разложила веером на столе. Закрыв глаза и еще раз задав вопрос о том, что происходит на данный момент с Тарией, она вытянула левой рукой две карты и только после этого открыла глаза. Обе карты были Атта Пораженья. Выпала Руна Болезни и Руна Прозренья. Кета взяла в руки карту Руны Болезни и положив на нее левую руку ладошкой, стала настраиваться на Тарию, вызывая в себе образы и картинки страны, создавая в себе некое общее, интегральное ощущение местности и территории. Разрушение и запустение, отчаяние и пороки, страдания и болезни, отсутствие надежды и реальной возможности что-то изменить, страна больна и ее болезнь тяжела и народ, в ней живущий, находится на грани гибели, вымирания от голода, болезней и войн. Кета взяла другую карту – Руну Прозренья, прикрыла ее ладонью левой руки и закрыла глаза, мысленно уходя мыслями в далекую страну Тарию. Она чувствует, что народ понимает всю серьезность ситуации, понимает, что находится на грани. Страх смерти, страх за себя и своих близких, рождает панику и желание что-то делать, чтобы избежать этой участи. Но страх, плохой советчик, поэтому люди не видят верного пути решения и совершают ошибку за ошибкой, которые только еще сильнее усиливают ненависть, злобу и агрессию. Но все они понимают, что стране нужен источник позитивной энергии, вожак, который сможет воодушевить и показать направление, сплотить и успокоить. - Им нужна женщина, им нужна Хатор и кажется я знаю кто это! – подумала Кета и ей стало грустно от того, что Сети не смог, не захотел, бросил все и всех, - Возможно поэтому его и назвали Богом Пустыни, Разрушения и Хаоса, что в такие моменты он не может или не желает изменять ход событий? – но этот вопрос остался без ответа, потому что в коридоре послышались шаги и Кета поспешила убрать карты.
  2. Глава пятая. П. Атт Победы. Руна Позиции. Руна Успеха. Кета знала о предстоящих испытаниях, но не знала того, когда это случиться. Ей было разрешено свободно перемещаться внутри пирамиды и строго настрого запрещено выходить за ее пределы. Но даже если бы она и захотела это сделать, то у нее все равно ничего бы не получилось. Некая невидимая, упругая стена не давала ей возможности даже приблизится к выходу. Но Кета нисколько не отчаивалась на этот счет, потому что ей было спокойно и комфортно жить внутри Черной пирамиды. Легкое дуновение ароматного воздуха приносило свежесть и прохладу внутрь этого сооружения, утреннее купание в небольшом водоеме, расположенном в комнате под самым куполом, придавало ей уверенности в своих силах и заряжало энергией на целый день, а изучение рунических заклинаний было настолько увлекательным и интересным занятием, что у нее даже и мысли не возникало о том, чтобы покинуть свое жилище. Золотые панели внутри пирамиды, как и золотые пластины, с которыми ей приходилось работать, представляли собой стилизованные изображения и рунические письмена. Со временем, Кета поняла, что ее маленькие пластинки были точными копиями больших пластин, украшающих стены внутри пирамиды. Вскоре она заметила и некоторую закономерность в их расположении. Тогда-то ей и захотелось свои пластинки расположить именно в том же порядке, потому что, возможно, решила она, в этом определенном порядке и есть тот тайный, сакральный смысл, который ускользал от ее внимания всякий раз, когда она пыталась его постичь, поочередно переходя от одной золотой панели к другой. Она поднялась в свою комнату, чтобы взять пластины. Комната, как всегда была освещена таким образом, что весь поток света фокусировался в центре циновки. Треугольные сегменты сходились в центре, рунические знаки образовывали два круга и напоминали собой цветок с двумя рядами лепестков и сердцевиной в самом центре, в котором сходились все линии треугольных сегментов. - Если предположить, что на циновке изображена пирамида такой, если посмотреть на нее сверху, с высоты птичьего полета, то тогда можно предположить, что этот рисунок является схемой расположения пластин с руническими знаками. – так рассуждала Кета, разглядывая рисунок циновки, - И как я об этом раньше не догадалась! Кета посчитала знаки, их оказалось двадцать три. Тут возникло некое несоответствие, потому что пластин было вдвое больше, а это означало, что только один из двух Аттов может поместиться на циновке. После недолгого изучения надписей, она точно выяснила, что что был Атт Победы. Тогда она расположила свои пластинки на ней в соответствии со схемой. Потом, рядом, прямо на полу, выложила точно такую же схему, но только из пластинок Атта Пораженья. Два круга отличались друг от друга чем-то неуловимым, и Кета опять пришла в замешательство от того, что не может ни словами, ни как-то еще выразить то, что она ощущает. - Сет говорил про Энергию, ее качество и частотный диапазон. Мне были непонятны его слова, и сейчас мне тоже непонятна разница между этими двумя кругами, хотя я точно понимаю, что они сильно отличаются друг от друга именно этим. Может быть это и есть энергия, ее качество и частотный диапазон? Как же все это понять!? Кета решила попробовать все на себе. Она стала в центр круга на циновке, который был сложен из пластин Атта Победы, закрыла глаза и, сосредоточившись на своих ощущения, стала наблюдать за тем, что будет происходить. Сначала появилось ощущение плотного давящего на макушку воздушного потока. Потом в сознании прозвучал мужской голос: - Приказывай, госпожа, мы готовы выполнить твою волю! Это было удивительно и необычно, слышать в своей голове посторонний голос и Кета порядком струсила, но то, что ее называли уважительно госпожой, несколько ее упокоило, придало уверенности. Стоя с закрытыми глазами в плохо освещенной комнате, она, как бы, погрузилась в некое пространство, в котором отсутствовали краски. Это пространство состояло только из темноты, света и тени и тут Кета заметила некое движение в пространстве перед собой. Сосредоточившись и удвоив свое внимание, она поняла, что окружена некими существами с полупрозрачными телами, формой напоминающими тела Нагов. - А это наверное джины! – догадалась Кета, - Это джины, живущие в пластинах. У них есть главный джин, который со мной и разговаривает. Сет говорил, что двенадцатая пластина самая главная, что без нее заклинание не сработает. Значит ли, что джин из двенадцатой пластины главный и именно его голос я в голове слышала? Надо будет про это расспросить Сета. А также про то, что это было, почему я вижу этих существ и действительно ли они джины? – Тем временем, пока она рассуждала сама с собой, с ней, с ее телом происходили какие-то едва заметные изменения, ей показалось, что что-то незримое и неосязаемое входит в нее и распределяется внутри ее тела, заполняет его изнутри такой же бестелесной субстанцией, из которой состоят те, кого она назвала джинами. Понаблюдав за этим странным процессом и подождав, когда он закончится, Кета вышла из круга на циновке и перешла в тот, который был сложен ею на полу из пластин Атта Пораженья. Став в его центре, она, также, как и в первый раз, закрыла глаза и сосредоточилась на своих ощущениях. И, как и в первый раз, она увидела существ, похожих на Нагов, но только эти были, как бы, более проявленные. Темно – серого цвета, они окружили Кету плотным кольцом и стояли неподвижно, заслоняя ее своими массивными телами. Девушка ощутила легкую дрожь, вибрацию, которая исходила от этих существ. Вибрация также проникла внутрь и, как бы слилась, соединилась там с энергией Атта Победы. И тут произошла совершенно невероятная и необъяснимая метаморфоза! Кета явственно ощутила и осознала, что в ней что-то начало видоизменяться! Она четко увидела, что у нее, поверх ее человеческого тела, образовалось еще одно и это было тело Нага, вернее Нагини, потому что Кета никак не ощущала себя существом мужского пола. Потрясенная и растерянная, она вышла из круга и начала собирать золотые пластины. Новообразованное тело не мешало ей двигаться и, вообще, никак не появлялось в пространстве, было невидимым, но Кета его ощущала точно так же, как ощущала свое родное, земное тело. Она не понимала, хорошо это или плохо, не знала, как и что с ним можно сделать, и это ее сильно огорчало, потому что впереди ее ждали серьезные испытания, и теперь уже было непонятно, каким образом она с ними сможет справится в этом своем новом облике? Вдруг Исида увидит ее новое тело, ведь она все-таки богиня и сразу поймет, что она не человек, и опять заточит ее в саркофаг или наведет еще какое-то злое колдовство? И тогда Кета не сможет исполнить того, что обещала, а это значит, что не сможет вернуться обратно на землю, потому что, как ей сказал однажды Сет, без энергии это сделать невозможно. А для того, чтобы добыть энергию, нужен Цветок Силы. А для того, чтобы добыть Цветок Силы, ей, Кете, нужно будет отправится за ним туда, где живет Исида. При одной только мысли о Исиде у Кеты мурашки побежали по телу, она отлично помнила, как, вот так же, поиграв с рунами, она, превратившись в Нага, что-то такое сделала, не подумав и как это ее необдуманное действие едва не закончилось для нее трагедией, заточением в невидимом саркофаге. Но тогда это чужое тело у нее исчезло само, сразу же, как только Кета перестала работать с рунами, сейчас же оно исчезать, похоже, совсем не собиралось. - У тебя есть полчаса на то, чтобы подготовиться к испытаниям. – Сет, как всегда, появился неожиданно и, казалось, ниоткуда. - Сети! Как хорошо, что ты пришел! Я только сейчас о тебе думала, у меня … - Оденешь вот это, - Сет протянул девушке что-то черное и, добавив, что ее позовут и что больше брать с собой ничего не надо, ушел, растворился в темном углу комнаты. Кета машинально развернула то, что дал ей Сет. Это была просторная накидка - мантия с капюшоном. На черной шелковой ткани золотой нитью были вытканы рунические знаки. Угольно – черные складки плотного шелка, распрямляясь, мягко заструились, потекли вниз, руны, живыми змейками побежали по плотному шелку, то тут, то там вспыхивая золотыми искрами, и Кета залюбовалась этим необыкновенным эффектом. Тяжелая накидка выскользнула из ее рук и упала на пол, сложив из рун некое подобие узора. - Интересно, а что означает этот узор? - подумала Кета и решила попробовать сама сложить такой узор, который будет что-то обозначать. Только вот как же испытания? – Хорошо, - уговорила она сама себя, - раз мне хочется сложить узор, но нужно подготовится к испытаниям, тогда можно ведь попробовать соединить это в одно действие, попробовать при помощи узора сделать так, чтобы эти испытания прошли успешно? Сейчас ей, конечно же, был нужен Атт Победы и Кета стала перебирать, раскладывать кругом золотые пластинки, настраиваясь при этом поочередно на каждую, стараясь отыскать те, которые смогли бы дать ей определенное внутреннее состояние. Так она отобрала две руны, на одной из них была изображена руна-змейка, заключенная внутрь пирамидки, а на второй руническая змейка располагалась в чашечке распустившегося бутона. И если первая змейка, находящаяся внутри пирамидки, была помещена, как бы, в некую особую среду, отличную от среды внешнего мира, то вторая, довольная и счастливая, грациозно плясала в самой сердцевинке распустившегося цветка с лепестками из белого золота. - Вот это как раз то, что мне нужно! – Кета взяла эти две пластинки, потом подумала и добавила к ним еще одну, Руну Энергии. Повертев пластинки так и этак, она сложила их так, чтобы слева была Руна Энергии, потом перед ней, справа, лежала Руна с цветочком, а перед пластинкой с цветочком рассположилась пластинка с пирамидкой. - Первой буду активизировать Руну с пирамидкой, так как что мне нужно удачно пройти все испытания, поэтому я сейчас представлю, что я все знаю и готова сделать все, что от меня будет требоваться и делаю это максимально правильно в любом случае и в любых условиях. А вторая Руна, Руна Успеха, это я уже все сделала, выдержала и прошла все испытания и, довольная, радуюсь своему успеху, тому, что у меня все так удачно сложилось и закончилось. Сейчас я активизирую эти два моих состояния, потом запитаю энергией и отправлю туда, где будут проходить испытания. Но сначала я надену мантию, чтобы быть готовой к тому моменту, как за мной придут. Кета накинула на плечи накидку, продела руки в боковые прорези, а, чтобы шелковая ткань не скользила, она закрепила ее на шее специальным, продетым в петли мантии, крученым, черного шелка, шнурком, покрыла голову капюшоном и став перед сложенным руническим текстом, начала его активизировать, запитывать энергией и информацией нужного ей результата и состояния. - Ты готова к испытаниям? Пойдем! – стройная фигура Сета, появилась как всегда неожиданно и, как бы из ниоткуда. - Ой, Сети! А я вот хотела немного… - Тебя ждут! – голос Сета был холоден и тон не терпел никаких возражений, поэтому Кета, замолчав на полуслове, покорно направилась к двери. Сет шел впереди, девушка, путаясь в черной, плотного шелка, мантии, семенила следом. Они спустились по лестнице в зал, украшенный золотыми платинами, где, как считала Кета, и должны были проходить испытания, но зал был пуст. Сет подошел к одной из платин, жестом показав Кете стать с ним рядом. - Ты готова? - голос Сета, тихий и доброжелательный, придал Кете уверенности, и она кивнула головой с улыбнулась. И в это мгновение пол исчез, а девушка провалилась в темную бездну и, пролетев секунду -другую, бултыхнулась в ледяную воду и погрузилась в глубину подземного водоема. Кете, выросшая у реки, с раннего детства хорошо плавала, умела нырять и легко находиться под водой какое-то время, но сейчас, когда у нее, перед тем, как нырнуть, не было даже возможности сделать глубокого вдоха, чтобы запастись воздухом, все было совсем иначе. Кромешная темнота не давала возможности ориентироваться в пространстве. Шелк мантии, мгновенно намокнув, стал жестким и плотным, он обволакивал тело девушки панцирем, сковывал движения и тянул вниз. - По крайней мере я знаю, где низ, значит мне нужно в другую сторону, там должен быть воздух, иначе бы я упала в воду сразу! У меня есть время, пусть его совсем не много, но оно есть, и я должна этим воспользоваться максимально! – мысли в голове проносились с такой скоростью, что Кета даже не успевала их осознавать. Действия пленницы были автоматические и направлены на собственное спасение любой ценой. Одна рука мгновенно развязала узел шнурка, удерживающего мантию на шее, вторая сдернула ее и оттолкнула подальше, потом несколько сильных гребков руками и ногами и она на поверхности. Отдышавшись, Кета поняла, что вынырнуть, это была только часть той задачи, которую ей предстояло решить. Да, теперь она могла дышать, но вода была такой холодной, что долго в ней находится было просто невозможно, поэтому ей срочно нужно искать способ выбраться отсюда, пока есть силы и энергия. Но все осложнялось тем, что было совершенно темно и поэтому не понятно, что это за водоем, какого он размера и как можно из него выбраться? Кета, закрыв глаза, начала лихорадочно соображать, как можно решить то, что решить невозможно. - Руны! Мне должны помочь Руны Атта Победы! Но как, ведь у меня нет с собой ни золотых пластин с письменами, ни плаща, совсем ничего нет!? – и тут ее осенила догадка, - А что если я попробую сделать это без всяких предметов? Кета легла на воду и закрыв глаза, вспомнила, как она, готовясь к испытаниям, раскладывала золотые пластины и постаралась максимально точно воспроизвести это сейчас. Она находила каждую пластинку в своей памяти и, представив, располагала на поверхности воды вокруг себя по кругу, одиннадцать золотых пластин рун Атта Победы справа и одиннадцать слева. Основную же руну, двенадцатую, Руну Энергии, она расположила в центре этого круга, представила, что она находится прямо под ней, под спиной, чуть пониже шеи. Никаких новых ощущений, кроме сильного озноба от пребывания в холодной воде она не отследила. Все свои усилия она направила на то, чтобы создать на поверхности водоема круг из золотых пластин Атта Победы, но ее затея не дала ровно никакого результата. Кета, потеряв всякую надежду, едва справляясь с дрожью, волны которой, словно рябь на поверхности воды, сотрясали ее тело, пыталась сообразить, что еще она может предпринять для того, чтобы спастись? - Что? Скорее всего, что ничего, потому что для работы с рунами у нее всегда было что-то, золотые пластинки, палочка – жезл, коврик или мантия, что-то, что несло на себе знаки –руны. Из всего этого у нее была только одна мантия, но она утонула и найти ее сейчас уже никак не получится. – при мысли о мантии Кета машинально опустила руку в воду и с тут же с ужасом ее отдернула, потому что ее руки коснулось нечто, холодное и скользкое, оно дотронулось до поверхности кожи, наполнив душу ужасом, мгновенно сковавшим движения, дыхание перехватило, судорога пронзила тело острой, нетерпимой болью, и Кета пошла ко дну, не в силах даже пошевелиться. В ее сознании яркой вспышкой, вся разом, в одно мгновение озарилась прожитая жизнь. Она осознала всю ее целиком, от момента рождения до последней секунды, осознала ее напрасность и бесцельность, потому что до этого мгновения она не смогла исполнить свое предназначение, не смогла оправдать возложенные на нее надежды, не смогла выполнить свою миссию и теперь, возможно, мир, висевший на волоске, рухнет, погибнет и все потому, что она, Кета, ночная жрица Богини ночи, сейчас погружается в темную холодную бездну. Судороги прекратились, сознание затуманилось, она сделала непроизвольный вдох, и ледяная вода, попав внутрь, заполнила тело. Появилось легкость и безразличие. Девушке показалось, что она и тело, это две разные вещи. Тело, это совершенно ненужная оболочка, которая только мешает. Оно болит и беспокоит, оно тяжелое и неуклюжее, оно сковывает движения и затрудняет передвижение в пространстве. Существовать вне тела так приятно, что Кета радостно засмеялась. Но радости не получилось, потому что что-то незримое натянулось тугой тетивой, потом сократилось, сжалось и втянуло ее обратно в холодное, безжизненное, неподвижно лежащее на поверхности воды, тело. Соображать, как тело оказалось на поверхности, Кете было уже некогда, потому что оно, ее тело, в данный момент судорожно пыталось вытолкнуть из себя попавшую внутрь воду. Кашель и рвота, беспорядочное барахтанье, паника, жуткий страх за свою жизнь, все это длилось, как показалось, целую вечность. Но, не смотря ни на что, ее тело от резких и непрерывных движений как-то согрелось, дыхание восстановилось, появилась осознанность, понимание, что на данный момент нет ничего такого, что вселяло бы ужас и страх. И что она скорее всего коснулась рукой некого предмета, плавающиго в воде, и, что этим предметом вполне могла быть сброшенная ею мантия. А раз так, то ее нужно отыскать и попробовать ею воспользоваться. Кета попробовала поискать то, что ее так сильно напугала и через несколько минут ее рука еще раз коснулась чего-то, холодного и скользкого. Да, это была мантия. Плотная ткань шелка в холодной воде обрела жесткость, объем, форму. Кета не одела, а вошла в нее, как в некую емкость. Но тут же выяснилось, что лежать в этой емкости на поверхности воды, конечно никак не получится, но если слегка помогать себе руками и ногами, то вполне можно зависнуть вертикально, удерживая голову над поверхностью. Пока она, войдя внутрь мантии, экспериментировала, болтала ногами и руками, стараясь сохранить зыбкое равновесие, вода между телом и мантией начала согреваться, становиться гораздо теплее воды снаружи, но так как полы накидки были распахнуты, то холодные струи проникая внутрь, по-прежнему охлаждали тело. Чтобы сохранить тепло, Кета попробовала соединить полы таким образом, чтобы одна из них заходила за другую, укутаться ею, как плащом. Она нахлобучила на голову капюшон, продела руки в боковые прорези, потом выдернула из петель крученый шелковый шнур, который должен был удерживать мантию в области шеи и, запахнув полы, закрепила им накидку на теле. Как ни странно, но вопрос холода таким образом был решен и теперь оставалось решить, как отсюда выбраться. Кета еще раз попробовала воспроизвести в памяти рунические золотые пластины Атта Победы и представить их лежащими на поверхности воды и для этого даже не нужно было закрывать глаза, такая кромешная тьма ее окружала. Одна за другой пластины укладывались по кругу, и с каждой новой пластиной становилось, как бы чуточку светлее. Или ей это кажется? Нет, действительно стало чуть светлее и оглядевшись, Кета заметила, что каждая новая, визуализированная ею пластинка, как бы включает чуть заметное мерцание в определенной точке пространства. Когда круг был завершен, составлен из двадцати двух воображаемых золотых пластин Атта Победы, двадцать третью пластину изображающую Руну Энергии, она представила у себя под ногами. И как только она собрала в своей памяти и на поверхности воды полный Атт Победы, в тех местах пространства, где, как ей казалось, вспыхивали искорки, засветились очень легким, приглушенным сиянием настоящие золотые пластины, которые украшали стены этого подземного зала! Мрак отступил, вода обрела прозрачность, и Кета, глянув вниз изумилась еще больше, потому что прямо у нее под ногами находилась золотая пластина Руны Энергии, которая и так же слегка светилась. Свет золотых пластин сделал воду водоема похожей на жидкое золото. Мокрый шелк мантии, теперь цвета темного, старинного золота, двигался в такт движениям девушки, сливаясь с цветом воды, а золотые змейки – руны, уловив отблески золотого сияния, казалось ожили и совсем как рыбки, плавали, резвились в этом жидком золоте словно и не были вышиты золотой ниткой на шелке мантии. - Как же это великолепно! – оценила Кета то, что была вокруг, - Но выбираться все-таки нужно, а выхода, по-прежнему, нигде не было видно. То, что видела Кета, так это только то, как легкие волны жидкого золота омывали стены, украшенные руническими пластинами. Стены же уходили куда-то вверх и терялись в темноте. - Мне нужна Руна Позиции и Руна Успеха. Сначала Позиции, а потом Успеха, а Руна Энергии у меня уже есть, вон она, прямо под ногами. Кета отыскала на стене золотую пластину с пирамидкой и змейкой внутри, потом руну Успеха, со змейкой, танцующей в бутоне распустившегося цветка. - Сначала я представлю, что кладу на Руну Энергии, Руну Успеха, задав пространственно временные параметры и нужное мне состояние и событие — вот сюда, в петельку хвоста. Кета закрыла глаза и представила себя довольной и счастливой, справившейся с испытаниями на отлично, стоящей в центральном зале Черной Пирамиды. – Отлично! А сверху, на Руну Успеха я положу Руну Позиции. Этой руне предстоит отработать первой и именно она даст мне уверенность в своих силах, создаст позитивное пространство и нужное состояние, которое потом, уже при помощи работы энергии Руны Успеха, даст мне возможность получить все то, что я запланировала. – Кета поочередно представила у себя под ногами каждую из золотых пластин. - Так, готово. А теперь нужно активизировать соответствующими словами энергию каждой руны в отдельности. Руна Успеха активизируется словами Сота Ха, а Руна Позиции, словами Та Пхут. Потом я, получив общее интегральное ощущение решения данной задачи, выберу точку в пространстве и времени, активизирую Руну Энергии словами Шис сАааа, и, создав как бы коридор, и выстрелю, направлю точно в цель это руническое заклинание. Но как я смогу направить в цель заклинание, если у меня нет жезла? Ладно, зато у меня есть мантия и рука, а представить, что в ней жезл, вообще, пара пустяков! Кета подняла руку и начала творить заклинание, собирать воедино разрозненные его части. - Сириус - Солнце планеты. Черные Наги, их письмена, что моим заклинанием станут энергий потоки Круг Атта Победы, в нем двадцать три руны, В центре Руна Энергии, Как способ посыла в цель заклинанья. Мантия Черного Нага на мне, Для правленья потоком энергий, Я представляю Жезл Черного Нага в руке, И, получив состоянье, я начинаю творить Заклинанье! Жезлом отмечу я Руну Успеха, Себя, как воздействия цель, закреплю в петле головы я, А в петельке хвостовой Вложу информацию, воздействия смысл, Результат, состоянье. Потом Знак начертаю руны Позиции, Себя, как воздействия цель, закреплю в петле головы я, А в петельке хвостовой Вложу информацию, воздействия смысл, Результат, состоянье. Теперь, собрав заклинанье, сложу его в строчку, придав очередность, справа налево И завершу Заклинание Руной Энергии, Которая в цель отправляет ожившие руны. Жезлом отметив каждую Руну, с первой начав Их оживлю, прошептав звуки тайно, Сделаю это справа налево, дойдя до последней. Словами Та Пхут; Сота Ха Я оживила свое заклинанье Вот стало оно энергии шаром, кометой хвостатой. И сейчас, вектор создав и пространство простроив, Жезлом взмахнув, усилием мысли и воли, С помощью Руны Энергии в цель я его посылаю! Та Пхут; Сота Ха; Шис сАааа! Мое заклинанье, цели достигнув, выполнит Волю мою, там, куда посылалось. Свершиться пусть так, как велит заклинанье! Яркий свет ослепил девушку, она машинально зажмурилась и закрыла глаза руками. Понимание, что она, в сухой одежде стоит на твердом полу, пришло к ней не сразу. Щурясь и вытирая выступившие слезы, Кета увидела, что она стоит там, где стояла до того момента, как провалилась в подземную камеру. Радом с ней стоял Сет и еще один мужчина, смуглый, стройный и широкоплечий, мужественное лицо с большими миндалевидными карими глазами, черные волосы гладко зачесаны назад и собраны в пучок, украшенный золотым обручем, он был настолько красив, что Кета невольно засмущалась и не сразу обратила внимание на то, что кроме них троих в комнате есть кто-то еще. - Сети, как ты мог! Я же чуть не утонула! - Так было нужно, Кета! - Нужно? Кому это было нужно, чтобы я утонула или умерла от холода и страха? - Тебе Кета, это нужно было тебе и это было обязательным условием испытания, и ты с ним справилась. Теперь ты готова к исполнению свой миссии. Пойдем. – Сет взял Кету за руку, указывая другой направление, куда следует идти. В центре зала на возвышении стоял Наг. Кета, как-то уже привыкшая к необычному виду змееподобных, тем не менее была сильно поражена, потому что этот наг совсем не был похож на тех нагов, с которыми ей уже приходилось встречаться. Величественная фигура в три человеческих роста, украшенная пурпурными одеждами и многочисленными золотыми украшениями, скрывающими змееподобное туловище, которое, как и у остальных нагов в верхней части тела образовывало капюшон, напоминающий капюшон кобры. Но, в отличие от кобр, у которых капюшон заканчивался маленькой головкой, у нага было пять человеческих голов и располагались они веерообразно в именно в капюшоне. Лица, смотревшие на изумленную девушку, были прекрасны, не смотря на то, что имели синеватый цвет кожи. - Подойди ближе! Голос Нага звучал в голове Кеты и она, знакомая уже с такого вида общением, сделала несколько шагов вперед и остановилась, не зная, что ей следовало делать дальше. По всем, известным ей правилам, она Кета, должна бы пасть ниц перед этим змееподобным Богом, и слушать его приказания не подымая головы и не смея даже взглянуть на него, но ее размышления по поводу дворцового этикета были прерваны. - Мы хвалим тебя, ты успешно справилась с испытанием, пройдя П Смертью. Это было необходимо, потому что только пройдя через смерть, смертный становится Бессмертным. И только Бессмертный, в последствии, сможет пройти через смерть, оставшись в живых. И только Бессмертный может победить Бессмертного. Иначе никак. Мы не ошиблись в тебе, ты смогла справиться с нашей магией, разрушить иллюзию, Майю, созданную нами. Это твоя первая победа и мы гордимся тобой, потому что до тебя еще никому из смертных этого сделать не удавалось. На рассвете ты отправишься в Город Соули. Все, что необходимо, уже сделано и подготовлено. Все, что тебе будет нужно – получишь! До рассвета почти сутки, ты должна хорошо отдохнуть и, главное, запомнить все, что тебе будет сказано. Сопровождать тебя будет Анубис. Бессмертная, ты можешь покинуть Зал Посвящений. Все! Верховный Правитель Жрец Атика закончил.
  3. Глава третья. Сет. Атт Победы. Руна Открытия дорог. Руна Энергии. - Кета, ты справилась с первым заданием и мы рады, что в тебе не ошиблись. – Бог появился, как и следовало Богу, ниоткуда и выглядел он так, как и подобает выглядеть Богу. - Человеческий облик и звериный лик, вот то, что отличает богов от людей. - подумала Кета, разглядывая личину Бога. Жесткие рыжие волосы топорщились львиной гривой вокруг носатой морды, ослиные уши шевелились, а глаза налились кровью и сверкали в полумраке зловещим красным светом. - Ты про это? - Бог сделал движение рукой и оторвал себе голову! Девушка вскрикнула от ужаса и зажмурилась. - Это не голова. Не бойся, давай, открывай глаза. Эта маска для того, чтобы люди не видели настоящего лика. - Почему? - не открывая глаз спросила Кета, - Что, Боги на самом деле еще страшнее? - Открой глаза и посмотри. Сама все поймешь. Кета осторожно приоткрыла один глаз, а второй и рот открылись сами. Необыкновенной красоты молодой мужчина стоял перед ней. От его лица исходило легкое свечение, обрамляя голову ореолом, хорошо различимым в слабоосвещенной комнате. Глядя на этого прекрасного мужчину, Кета ощутила свое несовершенство и, действительно, все поняла. Она поняла, что ни один из земных мужчин не удостоился такой красоты и что ни одна из женщин не устоит перед таким очарованием. - Кто ты? Осирис? – попробовала она угадать имя солнцеликого Бога. - Никогда больше не упоминай его имени при мне! Я- Сет. - Как Сет? Сет, это Бог, который является порождение зла, темной силы? Разве зло может иметь такой красивый облик? - Зло, Кета, может быть разным. Потом ты поймешь и это. Но зло, это только обратная сторона Добра. Чтобы познать Добро, необходимо, сначала выяснить, что есть Зло, иначе Добро не будет Добром. Как узнать, где Свет, если не будет Тьмы? Кому-то нужно быть Злом, для того, чтобы те, кто несут Добро, смогли его принести. Моя миссия не хуже, чем миссия добрых Богов, но она гораздо сложнее, потому что люди не понимают, что только в сравнении можно разобраться и найти ту грань, которая разделяет Добро и Зло. - Так это я должна помочь Злу? - Да, Кета, ты должна мне помочь. Ты ведь обещала выполнить любое приказание? - Да, я обещала, но я поклоняюсь Царице Ночи и думала, что… - Кета, а ночь, это свет или тьма? Отвечай, что ты думала, когда покланялась Тьме? - Я думала, что ночь, всегда приносит новый день, поэтому ей нужно поклоняться, чтобы день приносил благо. - А теперь скажи мне, какой Бог пожирает тьму ночи и дает возможность Богу Ра на своей лодке подняться в небо и принести день народам Египта? - Сет, – сказала Кета удивленно, - так значит, свет приходит… - Да, именно так! Это я, Сет, распоряжаюсь временем и пространством. Так ты готова выполнить свое обещание? - Да, я постараюсь сделать все, чтобы исполнить свое обещание! - Отлично! Сет знаком показал, чтобы Кета встала и отошла в сторону. Потом он аккуратно свернул циновку. Пол под ней походил на отполированный до блеска черный камень квадратной формы. Сет хлопнул в ладоши и камень засветился изнутри, превратившись в окно. - Смотри, - Сет и жестом пригласил Кету подойти поближе. Удивлению девушки не было предела. Глядя сверху вниз в образовавшееся окно, она увидела город. Дома – пирамиды, площадь, мощеная камнем, люди, мужчины и женщины, они шли по своим делам и, похоже, не замечали Кету, которая смотрела на них с неба или откуда-то с высоты. - Я, когда шла сюда, не видела города внутри Черной Пирамиды. Как так получилось, что он теперь появился? - Внутри Черной Пирамиды нет города. Этот город находится от нас на расстоянии десяти ночей езды на драге. - Как это? Как же я могу его сейчас видеть в это окно, если он так далеко? - На самом деле, это волшебное зеркало и все дело в его необыкновенных свойствах показывать то, что находится на большом расстоянии от этого места. Без него нам бы не удалось посмотреть сейчас на этот город. Ты видишь в центре площади большую колону, столб, а на нем что-то напоминающее раскрытый цветок? - Да. - Вот этот цветок тебе и нужно принести - А почему я? Почему именно мне. Ведь он так высоко, и он довольно большой и, скорее всего, тяжелый. Смогу ли я его оттуда достать? Не лучше ли туда отправить Черных Нагов? Они без труда снимут это со столба, не уронив и не повредив. - Не получится. - Почему? - Это давняя история, но тебе ее следует знать. Ты видишь сейчас центральную площадь города Соули, что означает свет. Это город Света, город Солнца. Смаги поклоняются солнцу, свету. Черные Наги поклоняются ночи и звезде Сириус. Эти два народа, всегда жили в добрососедских отношениях. Смаги, овощеводы, пастухи, ремесленники, торговцы. Они производили товары и торговали с Черными Нагами, поставляя в страну пищу, выполняли заказы по строительству и изготовлению всего, что можно изготовить ремесленникам и что было необходимо Черным Нагам. Черные Наги, это инженеры, учителя и врачеватели, они изучают устройство мира, придумывают различные механизмы, для того, чтобы облегчить труд Смагов и сделать их и свою жизнь спокойной и комфортной. Они обучают Смагов изготавливать орудия труда и машины для передвижения в пространстве. - Машины? - Да, так называются разные приспособления для облегчения труда и передвижения. - Для передвижения нужны или носильщики, или лошади с повозками или с колесницами. - Да, но можно и на драге. Кстати, а вот и она. На площади появилась повозка, груженая какими-то овощами, которая двигалась сама по себе без лошади или другого какого-нибудь животного. - Это торговец овощами. Он на драге смог привезти гораздо больше овощей, чем принес бы в руках - Да, гораздо больше. - согласилась Кета. - И у него нет надобности иметь лошадь, кормить ее и ухаживать за ней. Драги – это только одно из изобретений Нагов, есть еще много чего такого, что сделали они для этого племени. Но, к сожалению, сейчас между Смагами и Нагами нет мира и взаимопонимания. - На земле так тоже происходит, все постоянно с кем-то воюют. - вздохнула Кета. – Они объявили вам войну? - Нет, они не посмеют этого сделать. Наги слишком могущественны и обладают тайными знаниями, которые делают их на много сильнее любого войска Смагов. И Смаги это прекрасно знают, поэтому они решили поступить иначе. Наги очень доверчивы и простодушны, они не понимают хитрости и обмана и это их слабая сторона. Хитрые Смаги, жаждущие могущества, под видом торговцев и ремесленников проникли в страну Черных Нагов и обманом выкрали самое ценное, они завладели Цветком Силы. Этот цветок они поместили наверху колонны в центре площади, поэтому он всегда на виду и ни один Черный Наг не сможет его оттуда забрать, потому что все подступы к городу тщательно охраняются и Нагов, попросту, в город не пускают ни под каким предлогом. - А зачем нужен этот Цветок Силы, если Черные Наги так могущественны и обладают тайными знаниями? Почему они не используют эти знания для того, чтобы как-то заменить Цветок Силы чем-то другим, ну, или сделать такой-же еще один? - Вопрос совершенно правильный. Но не все так просто, как ты думаешь. Я рассказал только основные события, чтобы было понятно, что тебе предстоит сделать. Этот Цветок Силы, только одна из частей сложного прибора для получения энергии, но это очень важная часть и ее сделать теперь, когда ремесленники перестали помогать Нагам в изготовлении нужных деталей, невозможно. Но именно от этой детали и зависит сам процесс получения энергии, а энергия и возможность управления ею, и есть могущество. - Это значит, что могущественные Черные Наги потеряли свое могущество с потерей Цветка Силы? - И да, и нет. Они по-прежнему, самые могущественные, но для того, чтобы удержать власть, нужно еще и обладать энергией. А накопить энергию можно только при помощи специального устройства, которое не может этого сделать без Цветка Силы. - А вы уверены, что у меня это получится? - Должно получиться. Ты должна постараться это сделать, потому что для того, чтобы тебя сюда доставить мы растратили последнюю энергию, ее даже немного не хватило, поэтому ты и оказалась далеко от Черной Пирамиды, в пустыне. Так что выбора у тебя нет, или ты добываешь Цветок Силы, и мы отправляем тебя домой, или ты навечно остаешься здесь. К тому же, ты обещала выполнить любую нашу просьбу. Или ты хочешь, чтобы воды Нила иссякли и голод пришел на земли Египта? - Нет, я готова выполнить все, что в моих силах! – сказала Кета совершенно искренне, потому что не была уверена совсем в своих силах, как и в том, что способна сделать то, что не под силу Черным Нагам и такому могущественному Богу, как Сет. - Для того, чтобы у тебя все получилось, а мы нисколько не сомневаемся, что это у тебя получится, Черные Наги готовы поделиться с тобой своими знаниями, а значит и своим могуществом. Если ты все сделаешь правильно, то и знания, и могущество ты заберешь с собой на землю. Это будет тебе награда за твой труд. Сет хлопнул в ладоши и камень опять стал камнем. Он закрыл камень циновкой и, велев Кете сесть в ее середине, протянул ей две золотые прямоугольные пластинки. На поверхности одной из них был вытиснен узор, чем-то напоминающий узор на циновке. Эта пластинка была разделена на отдельные сегменты линиями, сходящимися в одной точке. На другой три линии разделяли пластинку полуокружностями. Кета заметила, что цвет у всех сегментов на пластинках разный по интенсивности и оттенкам. На каждой из пластинок она обнаружила знак, похожий на те, что рисовал Страж на песке. На золоте пластинок знаки, черные и выпуклые, привлекали сразу к себе внимание. - Это Боевые Руны Черных Нагов. Сегодня тебе предстоит познакомится с этими двумя. Значение каждой руны ты должна постигнуть сама. Руны, это потоки энергии с определенными руническими заклинаниями. Всего рун сорок шесть. И делятся они на два Атта. Атт Пораженья и Атт победы, по двадцать три руны в каждом из Аттов. Тебе уже приходилось встречаться с Рунами Атта Пораженья, их использовали Стражи, когда нашли тебя в пустыне. У нас было сомнение, в том, что ты, это та девушка, которая нам нужна, поэтому, чтобы не подвергать себя опасности и не попасться на хитрость Смагов, Стражи и применили против тебя Боевые Руны Атта Пораженья. Это были Руна Покорности и Руна Доверия. - Поэтому я не могла думать иначе, чем то, что я рабыня и мой удел, это полное подчинение воле хозяина? Поэтому я безоговорочно верила Стражам и была совершенно уверена в том, что все так и есть на самом деле? Так это были Руны Черных Нагов? Если это так, то Черные Наги действительно обладают большим могуществом! - У тебя сейчас есть возможность научиться этому и стать не менее могущественной, чем они. Против этого воздействия у Смагов нет никакой защиты. Поэтому, овладев искусством управлять потоками энергии и модулировать их информацией, заложенной в рунических заклинаниях, ты обретешь возможность мощного воздействия как на сознание, так и на ситуацию и легко справишься с поставленной задачей. А задача будет состоять в том, чтобы Смаги сами, добровольно, отдали тебе Цветок Силы. - Разве такое возможно? - Мы считаем, что ты справишься с этой задачей. У нас есть тайный план, но о нем мы тебе расскажем тогда, когда ты будешь к этому готова, когда ты станешь Мастером своего дела, настоящим Мастером, владеющим в совершенстве искусством работы с рунами Черных Нагов. Первая руна, которую ты сегодня должна выучить, это руна Открытия Дорог. Вторая, это Руна Энергии. Твоя задача будет состоять в том, чтобы уловить состояние, которое дает каждая пластинка. Для этого тебе нужно положить ладонь левой руки на знак, который есть на ее поверхности и, закрыв глаза, анализировать все, что будет происходить. Для того, чтобы было легче войти в соответствующее состояние, ты будешь произносить слова Рахи Тха Ха Шис сАааа. - Шис сАааа? Я это уже выучила. – напомнила Кета. - Верно, но теперь ты будешь изучать каждую руну отдельно, поэтому у тебя будут другие ощущения, придет несколько другое понимание. Это очень важно, понять и научиться отличать один энергетический поток от другого. В этом тебе помогут золотые рунические пластинки, которые излучают определенные энергии, и слова-заклинания. Знакомая тебе руна, это Руна Энергии. Слова для настройки на нее тебе тоже знакомы, это Шис сАааа. Другая пластинка, это Руна Открытия Дорог. Слова для настройки на нее Рахи Тха Ха. Начни работать с Руны открытия Дорог. Рассмотри внимательно картинку на пластинке, потом, положив на нее ладонь левой руки, закрой глаза и начни проговаривать шепотом слова, стараясь уловить изменения в твоем сознании. Руны Черных Нагов воздействуют, главным образом на сознание и организм тех, на кого они направляются, и ты должна освоить их именно в этом аспекте. У тебя должно появиться четкое представление о том, каким образом изменится сознание человека при взаимодействии с той или иной руной. Сейчас я покину тебя. А ты, работая с руническими пластинами, должна отыскать на циновке соответствующий знак и стать на него. После этого начинай рассматривать пластинку, потом, закрыв глаза и положив ладонь левой руки на пластинку, начинай произносить шепотом слова для настройки. Когда уловишь изменения в своем состоянии, как можно дольше держи это состояние и запоминай свои ощущения. Еще очень важно понять, что руны, это энергия и информация, и работают они только тогда, когда есть пространство, время и вектор, направление движения. Вот, смотри. – Сет протянул девушке полую трубку и несколько круглых камушков, на которых были нарисованы рунические знаки, - Возьми эту трубку и положи в нее несколько камушков. Кета так и сделала. Камушки, один за другим, исчезли внутри. - Вот, ты собрала несколько рун и у тебя сложился, как бы некий текст, так же, как складывается текст из иероглифов. В руническом тексте, как и в тексте, написанном иероглифами, каждый знак имеет несколько толкований и обозначает, например, в Атте Пораженья, состояние человека, а в Атте Победы, еще и свойства пространства. Кроме этого, руна любого Атта содержит в себе еще и фактор времени. - Как это? - Все очень просто. Представь себе, что у тебя есть цель попасть камушками вот сюда, - Сет показал открытую ладонь, - что ты будешь в таком случае делать? - Я прицелюсь и дуну в трубку. - Молодец! А какой камушек у тебя вылетит первым? - Тот, который я положила в трубку последним. - Вот! Это очень важно понять и запомнить! Сначала обязательно определяем пространство и время, затем складываем текст-заклинание в обратном временном порядке, двигаясь от будущего к настоящему, потому что первой активизируется и начнет совершать работу руна, та, которая крайняя справа, и только потом при помощи Руны Энергии в Атте Победы или Руны Атаки в Атте Пораженья, создаем вектор, направление движения в пространстве и времени. То есть, образно говоря, дуем, как бы ты сделала, например, вот в этом случае с трубкой, выстреливая, направляя при помощи струи воздуха камушки в мою ладонь. Сет ушел, вернее как-то странно исчез, растворился в пространстве. Кета отыскала слева на циновке такой же знак, как и на золотой пластинке Руны Открытия Дорог, встала на него и стала внимательно рассматривать пластинку, то что на ней было изображено. Для того, чтобы легче запомнить изображение, она стала одушевлять картинку, придавая ей и знаку какое-то смысловое значение. Пластинка была разлинована прямыми линиями, идущими от сторон, которые собирались в одну точку, но не в центре, как на циновке, а левее и выше, разделяя поверхность пластинки на треугольные сектора. От рисунка исходило какое-то определенное ощущение. Нижний левый угол был неприятным, каким-то тягуче-вязким и надоевшим. У Кеты появилось желание уйти от этого негативного гнетущего ощущения, и она перевела свое внимание на другую, правую часть пластинки. Ощущение изменилось, появилось понимание, что не все в мире так сложно и неотвратимо, что есть всегда возможность начать что-то предпринимать и эти действия обязательно приведут к тому, что все наладится. Рунический знак был похож на человечка - Нага, который стоит на пороге дома. Он собрался в путь и перед ним теперь открыты все дороги и куда бы он не отправился, чем бы не занялся, все будет ему во благо. Человечек в этом уверен, как и в том, что у него есть поддержка свыше, в том, что Боги не оставят его на этом пути и будут помогать и содействовать ему в его начинаниях. Кета закрыла глаза и, положив на пластинку левую ладошку, произнесла слова – заклинания. - Рахи Тха Ха, - прошептала она, потом еще раз и еще. В ее сознании появилась картинка. Она увидела выделенное светом пространство, освещенную дорогу, на которой происходили какие-то события. Наблюдая за происходящим сверху, и видя всю картину одновременно и целиком, Кета могла видеть к чему приводит каждое действие тех, за кем она наблюдала. Она видела город, людей в нем, все двигались и что-то делали. Видела, как она, Кета, приезжает в этот город и начинает жить в нем. Она видела, что одни из жителей любят ее и готовы ей оказывать помощь и поддержку, но есть и такие, которые являются ее врагами. Враги замыслили что-то недоброе, что-то, что не даст свершиться ее планам и намерениям. Кета, совершенно интуитивно решает помешать врагам, поэтому она захватывает одного из них колечком на хвосте и подняв вверх, как игрушечную фигурку, легко убирает из этой картинки, переносит в другое место, где нет ни дороги, ни города, ни света. Проделав это, она стала наблюдать за тем, что происходит дальше и, увидев в каком смятении оказались те, кто наблюдал за происходящим, и сама пришла в такое же смятение! Кета вдруг осознала, что она стала Нагом, что у нее появился хвост с колечком на конце! Она поняла, для чего это колечко и как легко и просто с его помощью можно изменить что-то. Изменить в будущих событиях то, что может принести вред ей, Кете и ее делу, и сделать это можно заранее, заблаговременно! А это значит, что неблагоприятное событие можно предотвратить еще до того, как оно произойдет. Кета открыла глаза и сняла руку с пластинки. Она оглядела себя, не выросла ли она, не отрос ли у нее хвост, пока она работала с руной? Но с ней было все в порядке, рост был прежний и хвост тоже отсутствовал. Кета с облегчением вздохнула и взяла вторую пластинку. Похожий знак оказался в центре циновки, в том месте, где пересекались все линии, идущие от углов и сторон креста. Став в центре, она стала рассматривать то, что было вытеснено на пластинке, сделанной, как и первая, из золота разных оттенков. Рисунок в центре выделялся красноватым цветом золота. На темном фоне правого нижнего и левого верхнего углов и был похож на пирамиду, летящую в пространстве с хвостом – шлейфом, подобно хвостатой комете, летящей по небу. Руна, человечек-наг, красовалась в золотом пламени хвоста. У Кеты появилось ощущение стремительного движения, направленности полета в какую-то конкретную, заданную точку. Ей стало казаться, что хвост, это, полая внутри, огненная трубка, и что она придает направление движения и дает энергию всему, что в эту трубку может попасть, так же, как лук придает направление и скорость стреле. - Так вот о чем мне рассказывал Сет! Теперь-то мне понятно, что все, что попадает в эту трубку, вылетит из нее, превратившись в хвостатую комету и полетит в точно указанном направлении, как стрела вылетает из лука, - догадалась Кета. И положив на пластину левую руку, закрыв глаза, она прошептала: - Шис сАааа. Казалось, что ничего не происходит. Кета не видела картинку, у нее не было никакого ощущения изменения пространства или времени. Она ощущала только то, что некая энергия через руку входит в нее, проходит сквозь тело и начинает накапливаться в центре правой ладони, образовывая на ее поверхности горячий шарик. - Я превращаюсь в эту руну! – догадалась Кета, - Я становлюсь ею, я могу концентрировать энергию в правой руке, собрать ее в шарик, а потом шарик, как хвостатую комету, смогу отправить туда, куда мне будет нужно! Как интересно, а что если сделать вот так? Кета сняла руку с золотой пластинки и села в центре циновки. Положив обе перед собой, она стала смотреть на них, стараясь мысленно соединить в одну. Получалась интересная картинка, в которой человечек- наг хочет отправится на поиски лучшей жизни, выбрав одну из нужных ему дорог, а второй человечек, накопив достаточно энергии, выстреливает первым, отправляя его прямиком к заветной цели, так же, как это делает лучник, отправляя в цель свою стрелу. Сделав то, что от нее требовалось, Кета вдруг ощутила сильную усталость. С утра она находилась в постоянном нервном напряжении и страхе, теперь же, когда все прояснилось и первое и второе задание, данное Сетом, было выполнено, она почувствовала, что ей просто необходимо немного поспать, чтобы восстановить свои силы. Циновка с ее колючими, жесткими волокнами, была плохой постелью, но Кете это уже было не важно. Она уснула почти сразу, как только смогла устроиться на ней более – менее удобно. Глава четвертая. Исида. Атт Поражения. Руна Атаки. Руна Печати. Стенания, стон и плач женщины, слова проклятия в адрес Сета полоснули по сознанию Кеты. Девушка в отчаянии заметалась по лестницам, комнатам и коридорам внутри Черной Пирамиды, стараясь найти выход. Она бежала, ориентируясь на звуки голоса и вскоре оказалась на улице где и увидела необыкновенной красоты женщину. Это ее крики и стенания слышала Кета, это она проклинала Сета стоя у входа. Заметив Кету, женщина разом прекратила плакать и направилась к девушке. - Ты кто, чужеземка? - Я Кета, ночная .. Но женщина прервала ее объяснения властным голосом. - Кета? Наложница Сета? Хотя какие у него могут быть наложницы, если мой сын отрезал у него все то, без чего у него теперь не может быть ни жены, ни наложницы? – усмехнулась женщина, - Нет, ты рабыня или служанка. Встань на колени, презренная рабыня и отвечай мне немедленно кто ты! Перед тобой Исида, жена Бога Осириса! Кета поспешила встать на колени, но не успела и рта открыть, как Исида заголосила с еще большей силой. Ее стенания, казалось, были везде, и в пустыне, и в оазисе, и в небе, и внутри черной пирамиды. - Этот негодяй никак не может успокоиться! О, Высшие Боги, нашлите на Сета кары ваши и накажите его по заслугам! Внезапно Исида замолчала, подошла вплотную к Кете и сердито зашептала ей на ухо: - Скажи мне, куда Сет спрятал моего мужа? Рабыни вечно суют везде свой нос и знают больше чем кто-либо. Отвечай, Осирис здесь, в этой мерзкой пирамиде? - Я не знаю, госпожа! Еще недавно Сет просил даже не упоминать имени Осириса при нем. - Да, значит это точно он! Кому еще придет в голову своровать мужа прямо из постели его жены? Это он, он не может больше услаждать себя плотскими утехами, это он, негодяй и подлец, больше не кому. Никто, кроме него, не посмеет сотворить такое с Осирисом, Богом великим и могущественным. Чужеземка? Зачем ты здесь, отвечай? - Я.. -начала было объяснять Кета, но Исида опять ее перебила. - Чужеземка? Что-то здесь не так. Но что? Зачем Сету и Черным Нагам чужеземка? Рабыня? Ну нет, рабыни так не выглядят! Ты – не рабыня, и не служанка. Тогда кто и зачем? Ты не скажешь правду, можно даже не тратить время на то, чтобы выслушивать твое вранье. Что-то здесь точно не так, но вот что? Одно ясно, что она зачем-то понадобилась. а раз понадобилась, значит Сет замышляет что-то такое, про что я еще не знаю и, мало того, что замышляет, так он уже начал свой план осуществлять. Иначе, куда бы тогда исчез мой муж, спрашивается? Ну, Сет, я тоже не так проста, как ты думаешь. Чужеземка? Ну, ладно! Исида что-то зашептала, замахала руками и внезапно превратившись в небольшую птицу с хищным клювом, взлетела вверх. Спикировав с высоты на Кету, она что-то пророкотала на птичьем языке, потом опустилась на землю и опять стала женщиной. - Вот, ты теперь будешь сидеть в этом прозрачном, невидимом саркофаге, или даже лежать, потому что пространства внутри него хватит только на то, чтобы ты смогла лежать. Крышка саркофага будет давить на тебя, едва ты попытаешься встать на ноги. Теперь твой удел, ползать на четвереньках. А как он думал? Если он считает, что только моего мужа он смог запереть в саркофаг, то глубоко ошибается. Я, его сестра Исида, я тоже это делать умею. Так что, как тебя там? Ах, да, Кета, передавай большой привет и поклон Сету от его сестрицы Исиды. Внезапно ее речь прервали какие-то звуки. Исида, поправив на голове рожки и повертев ею со стороны в сторону, стала разговаривать с кем-то еще, невидимым и неслышным. Ее голос, до этого сердитый, изменился на ласковый и нежный. - Да, дорогой! Ты где, дорогой? На работе? Срочно вызвали? Да, дорогой. Конечно, я спала, дорогой и не слышала, как ты ушел. Много работы? Устал мой бедненький Осирис? Что велеть приготовить на ужин? Хорошо, хорошо, дорогой, как скажешь. Пока, любимый! Не задерживайся. Целую тебя, любимый. Закончив разговор, Исида с презрением посмотрела на Кету, подумала немного, потом повернулась и пошла в сторону пустыни. - Подождите, а как же я? – проговорила Кета в отчаянии. она ощущала на себе такую тяжесть, удерживать которую долго было невозможно. - Никак, - сказала на ходу Исида, - передавай от меня привет Сету. Скажи ему, пусть и не думает что-то против меня замышлять. Я все равно узнаю и тогда тебе будет еще хуже. Исида растворилась в воздухе так внезапно, что Кета даже стала сомневаться в том, было ли это все на самом деле? Но ее сомнения развеяла тяжесть, которая давила на нее. Кета попробовала подняться, но у нее не получилось этого сделать. Тогда она, встав на четвереньки, по собачью засеменила внутрь пирамиды. С большим трудом она добралась то своей комнаты и легла на циновку. - Все кончено! Как я теперь смогу что-то сделать, находясь в этом невидимом саркофаге? Ну зачем я выбежала на улицу, зачем? Я такая же бесхитростная, как и наги и Сет, раз меня так легко смогла победить Исида. Да, что там, победить? Я ведь и не сражалась даже с ней и не пыталась этого и сделать. Да и как бы я могла с ней сражаться? Она могущественная Богиня, а я кто? Мой удел молиться богам, поклоняться и приносить жертву, а не сражаться. А, потом, Сет ведь ничего не сказал мне ни про Исиду, ни про Осириса. Он или не знал, или знал, но специально не сказал, чтобы я не отказалась делать то, для чего они меня сюда вызвали? Да что же это за день сегодня такой?! Нет бы, накормить девушку, уложить отдохнуть там, где на нее не будет кидаться разгневанная богиня, охрану, там, защиту? Как-то же надо это сделать так, чтобы все оставалось в тайне? А теперь нет никакой тайны, ничего я не смогу сделать, в этом невидимом саркофаге, никуда не смогу поехать, потому что не смогу выучить руны, ведь их нужно учить стоя, а это я же очно не смогу. Слезы отчаяния и бессилия потекли по щекам Кеты. Всхлипывая и размазывая их по щекам, она стала звать на помощь Сета. - Сет, миленький, приди, пожалуйста! Помоги мне, несчастной Кете, которую замуровала в саркофаг Исида! Помоги мне выбраться из этого заточения, потому что я сама из него ни за что не смогу выбраться. Время шло, а Сета все не было. Кета не могла ни сидеть, ни стоять, да и лежать она могла только на спине. Золотые пластинки с рунами лежали рядом, но у девушки не было ни желания, ни намерения что-то изменить в сложившейся ситуации. Она находилась в каком-то своем, замкнутом пространстве, отрезанном от мира и любое действие, направленное на то, чтобы выйти из этого состояния, казалось ей абсурдным. Из этого состояния отрешенности и бездеятельности ее выдернул голос Сета. - Так, все ясно! Сестричка, значит, приходила? - Да, Исида велела передать тебе привет. – еле слышно проговорила Кета. - Ну, давай, рассказывай, как тебя угораздило с нею повстречаться? - Я так ничего и не поняла, что произошло. Когда я закончила работать с пластинками, то решила отдохнуть и задремала. Сквозь сон я услышала плач женщины, которая повторяла все время твое имя. Я подумала, что с тобой случилось несчастье, поэтому, не думая, выбежала из Черной Пирамиды на улицу и прямо у входа и встретилась с Изидой. Она плакала и проклинала тебя, говорила, что ты выкрал Осириса и требовала, чтобы я рассказала, куда ты его спрятал. А потом она решила, что ты задумал что-то недоброе против нее и что это каким-то образом связано со мной. Она, разгневавшись, превратилась в сокола и заколдовала меня, замуровала в невидимый саркофаг и наложила страшное заклятье, которое давит на меня очень сильно. А потом раздался какой-то звук, похожий на звон колокольчика и Исида стала разговаривать сама с собой. как-то странно это все было, мне показалось, что она разговаривала с Осирисом, только его рядом не было. Может он был невидим, я так это и не поняла. Поняла только, что Осириса, похоже, никто не похищал, что он выполняет какую-то работу и ушел з дома, когда Исида спала, поэтому она, проснувшись и не нашла рядом с собой супруга. В общем, с Осирисом все в порядке, он будет дома к ужину, а вот со мной совсем все очень плохо, потому что я не могу ни сесть, ни встать, а только лежу на спине, но и это приносит мне неимоверные страдания. А еще Исида сказала, что если ты задумаешь что-то нехорошее, то мне будет еще хуже, хотя я не знаю, что может быть хуже того состояния, в котором я сейчас нахожусь. – Кета выпалила все это на одном дыхании и замолчала. - А с чего ты решила, что на тебе страшное заклятье и что ты замурована в невидимом саркофаге? - Так сказала Исида. Она еще сказала, что раз Сет замуровывал Осириса в саркофаг, то и она теперь сделает то же самое. Она сама догадалась, что я здесь для того, чтобы ты с моей помощью что-то сделал. Правда, она не смогла догадаться, что именно, поэтому, чтобы предотвратить любое наше действие и наложила на меня это заклятье. Как теперь все исправить? Теперь уж точно у меня ничего не получится? - Ну, это мы еще посмотрим. Но, сначала, нужно тебя освободить от чар Исиды. Сейчас я научу тебя, как правильно это делать. Тебе это может всегда пригодится. Запомни одну простую истину: чем сильнее веришь в заклинание, тем оно сильнее работает. И еще одну: любое заклинание может разбиться о неверие. Исида прекрасно знает эти две истины, поэтому она действовала максимально правильно. Она использовала образ, слова и действия. И все это ты приняла, ты в это поверила, поэтому у заклятия такое сильное действие. Сначала она сказала, что она могущественная богиня Исида, потом подавила твою волю тем, что назвала тебя рабыней и служанкой и заставила стать на колени. Так ведь все было? - Да, точно, все так и было! – удивилась Кета. - Узнаю свою сестру, она совсем не изменилась! Потом она рассказала тебе про саркофаг и историю с Осирисом, о том, что я поступил с ним подло и вероломно, упрятав его заживо. И, подведя черту под своими действиями, сказала, что раз Сет так поступил с Осирисом, значит и я таким же образом поступлю с тобой. Потому что Осирис был ей дорог, а ты, Кета, сейчас дорога мне, иначе бы тебя здесь не было. Потом она приступила к действию, продемонстрировала свою Силу, поэтому она превратилась сначала в коршуна, потом опять в женщину и проговорила слова заклинания, махая руками. Не спорю, сила у Исиды есть и умение владеть волшебными заклинаниями, тоже. Но если бы ты начала сопротивляться, если бы ты не поверила бы ей, у нее бы мало что получилось, а, может, и совсем ничего бы не вышло. Поэтому, если еще раз тебе придется попасть в подобную ситуацию, первое и главное, что нужно сделать, это не верить ни во что! Я уже говорил, что моя сестра хитрая и коварная? - Да, но она такая красивая и она так рыдала, что мне и в голову не могло прийти, что это все она проделывает с какой-то целью! - Мы про это еще поговорим, а сейчас тебе нужно избавится от заклятия. Возьми вот это. - Сет протянул Кете целую стопку золотых пластинок, внимательно рассмотри каждую и те, которые будут соответствовать твоему состоянию, отложи в сторону. Кета принялась рассматривать пластинки. Каждая из них отличалась от предыдущей как рисунком, так и значком – руной. Кета несколько раз внимательно пересмотрела все пластинки и остановилась на двух. Первая была без всякого изображения, только золото в середине было почти белое, а в правом нижнем углу и в верхнем левом оно отливало красноватым заревом. Человечек – наг застыл в движении, казалось, что он готов был кинуться вперед и нанесет удар, что вот-вот он это сделает. На второй пластине человечек – наг был замурован в полусферу, которая, в свою очередь, была помещена в закрытое прямоугольное пространство, как бы в пустую полутемную комнату, и находилась там в подвешенном состоянии, между полом и потолком. - Я выбрала вот эти две. - Отлично! Это Руна Атаки и Руна Печати. - Но ведь, ты говорил, что Боевые руны Черных Нагов, это тайные знания и именно они говорят о могуществе Черных Нагов? Значит не такие уж тайные, если и другие боги умеют ими пользоваться? - Кета, на самом деле, вся Психокинетика, она одна, но она настолько многогранна, что про одно и тоже воздействие или энергию, которая была использована во время воздействия, можно рассказывать многократно и разными словами, и всегда останется что-то недосказанное или невыраженное. Это все равно, как рассказывать про горящий огонь или текущую реку. Скажи, разве можно рассказать словами про то, как горит огонь или течет река? - Я никогда не пробовала это делать, думаю, что это невозможно. - Правильно, потому что как только мы попытаемся это сделать, еще до этого мгновения, и река, и огонь уже изменятся и наши слова перестанут быть истинной. Но есть нечто, что остается неизменным, это законы мирозданья. Например, вода всегда течет с горы вниз, верно, а то, что было горячим, всегда, рано или поздно, остынет. Законы Магии основаны на этих Законах, а они едины для всех и для Богов, и для людей. Нужно только научиться понимать эти законы и осознать, как, по каким принципам они работают. Эти золотые пластины, каждая из них, говорит о каком-то одном принципе воздействия. Ты уже поняла, что словами выразить истину очень сложно, верно? - Да. - Поэтому и принято в Магии Истину и Заклинания выражать с помощью изображения, рисунка, знака, или одновременно и того и другого. Изображение дает возможность передать не только смысл Заклинания, но и энергию, ее качество и частотный диапазон. - Мне непонятны твои слова. - Это и не важно, ты это поймешь потом, когда у тебя появиться опыт, полученный во время практики - работы с энергиями и рунами, их изображающими. У тебя все обязательно получится, иначе здесь была бы не ты, а кто-то другой. Кета улыбнулась и кивнула в знак согласия головой. В этот момент легкая волна прокатилась вдоль позвоночника и кольнула острым раскаленным железом прямо в сердце. Девушка непроизвольно вздрогнула и застонала от растекающейся по телу волны боли. Сет внимательно посмотрел на Кету, лицо его стало серьезным, взгляд колючим и жестким. Он взял несколько золотых пластин, сложил их в каком-то, ему одному понятном порядке, и сунул в правую руку девушки что-то деревянное, напоминающее то ли засушенный корень дерева, то ли отломанную ветку. Такая же палочка была и в его правой руке. - Повторяй за мной, - велел Сет Кете, - ХУ у ОХ, АтхУХ. - ХУ у ОХ, АтхУХ. – прошептала Кета. Невидимый пресс, давивший на тело, ослабил свое давление, и она вздохнула полной грудью. - Легче? Давай, не останавливайся! Повторяй за мной! – слова Сета, прозвучали в пустой комнате отрывисто, как удары плетью. Они заставили Кету сосредоточится, и она повторила их еще несколько раз. ­- ХУ у ОХ, АтхУХ. ХУ у ОХ, АтхУХ. ХУ у ОХ, АтхУХ. – теперь у Кеты появилось четкое ощущение, что с нее стягивается что-то тяжелое и невидимое, что давило на нее сверху и плющило ее тело, причиняло боль и вселяло ужас. Через пару минут она уже попыталась сесть, но Сет знаком велел ей лежать и продолжать повторять за ним снова и снова ХУ у ОХ, АтхУХ. А потом она уснула. Уютно свернувшись калачиком на жесткой циновке, подложив ладошку под щеку, она спала так крепко и легко, как спит человек, выздоравливающий после тяжелой и продолжительной болезни.
  4. Отрывок. Глава первая. Рабство. Атт Пораженья. Руна Покорности. Руна Доверия. Силуэт Черной пирамиды на горизонте, служил ориентиром, маяком и различим был даже в сумраке ночи. Дороги не было. Уже вторые сутки Кета шла к Черной пирамиде. Но пирамида как- будто удалялась от нее с такой же скоростью, с какой девушка к ней пыталась приблизиться. Пустыня не была безмолвной, хотя с виду была совершенно необитаемой. Казалось, что она населена невидимыми существами, которые, несмотря на свою невидимость, шуршали, вздыхали, шипели где-то совсем рядом. И эти звуки, своей неизвестностью и неожиданностью, вызывали леденящий душу ужас. Но выбора у Кеты не было, ей нужно было добраться хоть куда-нибудь, где могли жить люди. А единственным, возможно населенном ими местом, в этой безбрежной пустыне могла быть только Черная пирамида. Кета видела оазис у ее подножия, высокие деревья, блестящую на солнце воду какого-то водоема, видела стайки птиц, летящих к оазису. Днем из-за жарко палящего солнца идти было невозможно и Кета, найдя среди гряды камней пещерку, еще хранившую прохладу ночи, продремала в ней почти до самого вечера. Когда солнце чуть умерило свой пыл, продолжила свой путь в сторону оазиса. У нее не было с собой ни воды, ни еды. От жажды спасали стебли колючего растения, буро – зеленого цвета. Кета увидела, как обедала маленькая птичка, примостившись среди его редких колючек и решила, что раз птичка это есть, значит и ей это будет на пользу. Отломив то ли ветку, то ли мясистый лист, Кета очистила жесткую кожицу и откусила кусочек. Теплая волокнистая мякоть, слегка терпкая и сладковатая на вкус, была полна живительного сока. Сок утолял жажду и голод, так что Кета не испытывали никаких страданий по этому поводу. Она упорно шла в сторону пирамиды, твердо решив к концу ночи достигнуть ее подножья. Две луны, одна огромная, чуть взошедшая над пирамидой и вторая, поменьше, высоко над головой, освещали пустыню. Света было достаточно для того, чтобы не потерять из виду пирамиду и не сбиться с пути. К концу ночи Кета подошла совсем близко к оазису. Пирамида заслонила собой горизонт, в ее тени почти ничего не было видно и Кета, уже изрядно уставшая, решила передохнуть. Ночи в пустыне холодные, но песок, раскаленный днем палящим солнцем, еще не остыл. Кета, сделав в нем углубление, достаточное, чтобы комфортно расположиться, легла в теплую постель и, укрывшись от ночного холодного воздуха куском ткани, служившей покрывалом и одеждой одновременно, закрыла глаза. Нервное напряжение последних двух суток, проведенных в незнакомой местности, полное отсутствие информации о том, где она находится и что произошло, постепенно ушло, и она уснула. Снился ей дом, мама что-то говорила, но Кета никак не могла разобрать слов. Вместо них слышалось странное шипение, которое и разбудило девушку. Первое, что ей захотелось сделать после того, как она открыла глаза, так это убежать, спрятаться, исчезнуть, уснуть. А это идея! Если ее не тронули, пока она спала, то есть вероятность, что не тронут, если она не будет шевелиться и подавать признаков жизни. Вероятности же, что ее не тронут, если она попытается встать, не было и Кета, вжавшись глубже в песок, замерла. - Сколько я так смогу пролежать? И что потом? Потом все равно придется встать. Тогда, какой смысл в том, что она проживет немного дольше? Кета, стараясь не делать резких движений, села. Но сделала она это, таким образом, чтобы была возможность оглядеться и оценить степень опасности. Степень опасности была крайняя. Ее убежище было окружено огромными змееподобными существами. Существа, свернув в кольцо часть туловища, присев на него, как на кресло, опираясь спиной на массивный хвост, служивший спинкой, распушив капюшон, как это делают кобры, с интересом наблюдали за действиями Кеты. Существа не имели привычной змеиной головы, у них были лица, покрытые чешуйками и обрамленные складками капюшона. Хвосты их, длиной около полутора метров, завернутые колечком почти у самого кончика, раскачивались из стороны в сторону и издавали характерный свистящий звук, который во сне она приняла за слова мамы. - Сколько их здесь? – подумала девушка. - Десять. – ответ прозвучал в голове, и Кета от неожиданности вздрогнула, - нас десять Стажей, и мы пришли за тобой. Кета сразу поняла, кто с ней разговаривает. Страж смотрел на нее немигающим взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Девушка, почувствовав неладное, сжалась в комок, приготовившись дать отпор, если это потребуется. Страж, не спуская пристального взгляда с пленницы, чуть подался вперед, и вдруг Кета заметила странную его особенность, которая выражалась в необычном строении его тела. Змееподобное существо имело руки! Две совершенно нормальные руки прятались в складках кожи и поэтому сразу были не заметны. В правой руке страж держал странного вида палочку. Скорее похожая на корень дерева, чем на ветку, палочка была неровной и извилистой, с кольцом - закорючкой на самом кончике. Страж еще сильнее наклонился и начертал на песке перед Кетой три знака. Вернее, он начертал сначала один, потом, после небольшой паузы, второй и третий. Знаки не были похожи на иероглифы и не писались в столбик, один под другим, как это было принято, а начертались Змееподобным справа налево. Кета решила, что Страж хочет объяснить ей что-то при помощи знаков и стала внимательно рассматривать рисунок. Но знаки ей ни о чем не говорили. Нет, они нисколько не были похожи на знаки и рисунки, которыми жрецы расписывали стены храмов и ритуальных помещений, знаки, которые она знала и могла читать, как текст, переводя их в слова или значения. Знаки были скорее стилизованным изображением тех змееподобных существ, которых она сейчас видела. Страж, закончив с начертанием, помахивая палочкой – жезлом, подал сигнал остальным к какому-то действию. Стражи, поочередно, один за другим, слегка наклонившись в сторону замершей девушки, произнесли фразу: - ХАурих, КхАя. ХОу Ух. Звуки их голоса завораживали и уводили внимание Кеты от серьезности положения, в котором она оказалась. Теперь она уже не рассматривала Стражей, как существ, которые могут посягать на ее свободу, потому что она пленница и о свободе или сопротивлении не могло быть и речи. У нее даже не возникало и мысли о том, что можно что-то изменить или, хотя бы, попытаться это сделать. Она принимала присутствие Стражей с безропотностью кролика, который видит перед собой голодного удава и была готова принять любые приказы и выполнить любые их распоряжения. Она пленница, рабыня, а Стражи ее хозяева и с этим ничего уже не поделаешь. Смиренно опустив голову, Кета выбралась из углубления в земле и стала на колени. Она сейчас с покорностью и смирением, как должны это делать рабыни, распласталась бы у ног Хозяина, но не была уверена в том, который из Стражей ее хозяин, поэтому только склонилась в низком поклоне, выражая, таким образом, свое почтение всем десяти. - Встань. Ты пойдешь с нами. Кета поднялась с колен и поняла то, что должна было осознать сразу, как только увидела Стражей. Рядом с этими исполинами, девушка почувствовала себя такой маленькой и слабой, какими чувствуют себя дети рядом с великанами. Стражи, окружавшие ее со всех сторон, грациозно извиваясь и покачивая массивными змееподобными туловищами, заскользили, поплыли по раскаленному песку пустыни в сторону Черной Пирамиды. Их черные тела были покрыты крупными чешуйками разных оттенков, которые образовывали замысловатые узоры и блестели на солнце. Лица, кисти рук, предплечья и плечи, а также кожаные складки капюшона, хоть и были тоже и покрыты мелкими чешуйками, но были уже другого, гораздо более светлого оттенка и более походили на кожу. Лица исполинов были строги и полны достоинства, и Кета, повинуясь внутреннему чувству подчинения, долга и доверия, опустив голову, покорно шла, окруженная Стражами в сторону оазиса и Черной Пирамиды. Ночью ей показалось, что она расположилась на ночлег у подножия Пирамиды. Но оказалось все совсем не так. Пирамида была близко, но не рядом. Девушка позабыла на песке ткань, которая ее спасала от палящих лучей солнца, а ее одежда, легкое полупрозрачное, короткое, на узких бретелях, облегающее платье, оно только подчеркивало ее красоту и грациозность, и не было предназначено ни для какой другой цели. Она, конечно, могла бы обратиться к Стражам с просьбой вернуться и забрать ткань, для того, чтобы спрятаться от этих беспощадных лучей дневного светила, или попросить одного из них принести ей ее покрывало, но внутренняя покорность и послушание не позволяла ей этого сделать. И девушка, подчинившись воле своих хозяев, шла с непокрытой головой и незащищенной от солнца кожей в сопровождении десяти исполинских змееподобных Стражей в сторону Черной Пирамиды. Глава вторая. Черная пирамида. Атт Победы Руна Раздумья. Руна Рассвета. Кета, Ночная Жрица Храма Ночи, часто бывала в пирамидах, храмах и других культовых сооружениях. Она знала предназначение надписей, рисунков, предметов, фигурок Божеств, украшающих их. Она знала, для чего нужен тот или иной зал, комната, все это ей было близко и понятно. Но внутри Черной Пирамиды все было иначе и это удивляло и тревожило девушку, пока она шла в сопровождении Десяти стражей по коридорам, залам и лестницам внутри Пирамиды. Золото, везде было много золота. Панели из полированных золотых пластинок в коридорах, проходах, комнатах и на стенах вдоль лестниц, золотые светильники с лампами, наполненными солнечным светом. Букеты цветов в золотых массивных кувшинах. Диковинные цветы издавали легкий аромат, движением воздушных потоков он разносился внутри помещения и все это в совокупности, создавало какую-то особую, атмосферу, несравнимую с тем, что ожидала увидеть Кета. - Дальше пойдешь одна. Наш Господин ждет тебя. – Стражи остановились у двери и расступились, давая девушке возможность пройти вперед. Дверь распахнулась, и Кета шагнула в неизвестность. Комната, которая находилась где-то в верхней трети Черной Пирамиды в точности повторяла ее контур, только была гораздо меньшего размера. В ней не было мебели, не было ничего такого, на что бы она могла присесть, или прилечь. В комнате не было ничего, даже окон. Легкое свечение, рассеивающее мрак, исходило от стен комнаты. В середине комнаты, на полу, лежала квадратная циновка, сплетенная из грубых волокон какого-то растения. Свет, идущий от стен, фокусировался именно в этом месте и это яркое пятно на фоне общего сумрака непроизвольно притягивало внимание Кеты. Черные линии узора, идущие от углов и сторон, соединялись в центре циновки, разделяя ее на треугольные сегменты. Некоторые сегменты были разделены поперечными линиями, отчего в центре получился рисунок в виде равностороннего креста. Сегменты и крест были расписаны знаками, похожими на те, Которые Страж начертал на песке перед Кетой. - Как ты сюда попала? Испуганная девушка поспешила встать на колени и низко склонить голову. Она не смела поднять глаза на говорившего, потому что рабыни не смеют смотреть на своего господина. В том, что с ней разговаривал ее господин и хозяин, у Кеты не было никаких сомнений. Тот, кто является владельцем Стражей и их Господином, не может быть равным ей Кете, Ночной Жрице Храма Ночи. - Господин, меня привели Стражи. - Я знаю, Черные Наги мне это уже доложили. Я спрашиваю тебя не об этом. Я хочу знать, как ты пришла сюда, к Центральной Пирамиде? Кто тебе рассказал о ней и показал сюда путь? - Господин, я увидела Черную Пирамиду в пустыне и пришла сюда сама. В пустыне никого не было, а Пирамида такая большая, что не увидеть ее было просто невозможно. - Почему ты не хочешь сказать правду? Тебе запрещено это делать? - Господин, я говорю вам правду. Там, в пустыне, не было видно ничего, кроме пирамиды, поэтому я и пошла к ней. - Почему ты продолжаешь говорить неправду? Чтобы пересечь пустыню, понадобиться не один день езды на драге, нужен проводник. Ты хочешь сказать, что ты пешком пересекла пустыню одна, без драги, еды, воды и проводника? Ты понимаешь, в чем ты меня хочешь убедить? В том, что ты, молодая самка племени Смагов, одна, без проводника, пешком, прошла через пустыню и пришла прямиком к Центральной Пирамиде? - Господин, меня зовут Кета. Я Ночная Жрица в Храме Ночи. Я не принадлежу к племени Смагов, я даже не знаю, где обитает это племя. Я шла по пустыне две ночи и все это время я видела Пирамиду, она была видна в свете лун, мне никто не рассказывал о ней, мне никто не указывал путь, потому что в этом не было никакой надобности. Я ее видела и поэтому шла именно к ней. Сегодня ночью я пришла к ее подножию, а потом Стражи привели меня сюда. Простите меня, господин, но мне больше вам нечего сказать, кроме того, что уже сказала и это правда. Мне нечего добавить. - От страны Смагов до Центральной Пирамиды ДЕСЯТЬ ночей езды на драге по пустыне, а не две ночи! Если не скажешь правду, я отдам тебя на растерзание швигам. - Помилуйте меня, Господин, свою бестолковую рабыню! Разве это так важно, сколько ночей я провела в пустыне, и кто указал мне путь? Я пришла сюда сама, увидев Пирамиду на горизонте и мне нет нужды что-то скрывать и подвергать таким образом свою жизнь опасности. Я не могу вам сказать что-то еще, потому что не помню, как я оказалась в пустыне именно в этом месте, а не в десяти ночах пути от нее. Не гневайтесь напрасно, господин. Рабыня не может удостоиться такой чести, как гнева своего господина только по той причине, что она не помнит, как она оказалась в пустыне. - Хорошо, допустим, что это так. Но мне необходимо кое-что поверить. Я сейчас покину тебя. А ты сядешь в центр циновки и будешь там сидеть, пока я не вернусь. К этому времени ты должна выучить слова: Есих Пха Та Шис сАааа. Повтори! - Есих Пха Та Шис сАааа. А что эти слова означают? - Тебе это знать не обязательно. Делай, что тебе говорят, и не задавай лишних вопросов. Линии узора, идущие от углов, соединялись точно в ее центре, так что девушке не доставило трудов поиск середины циновки и Кета, не вставая с колен, стараясь не поднимать голову, неуклюже засеменила в этом направлении. Оцарапав колени о жесткие волокна, она, добравшись до центра, села, закрыла глаза и произнесла шепотом: - Есих Пха Та Шис сАааа, потом еще раз и еще, - Есих Пха Та Шис сАааа, - Есих Пха Та Шис сАааа. – она шептала непонятные слова, покачиваясь в такт телом, потом, уловив некий ритм в словах, стала помогать себе и руками. Есих, шептала она и руки были спокойно опущены вдоль тела. Пха Та – и руки взмывали вверх и в стороны. Когда же дело доходило до слов Шис сАааа, она мягко приближала согнутые в локтях руки к груди и резко раскидывала их в стороны на выделенный звук А. - Есих Пха Та Шис сАааа. Если бы Кета открыла глаза, она бы заметила, что освещение в комнате начало меняться, сумрак выполз из углов и колеблющейся тенью бесшумно подступил к циновке. А потом он окутал и циновку, и сидящую на ней девушку. Пространство стало вязким, тягуче – плотным. И Кета, погрузившись в это вязкое пространство, как в воду, расслабилась и, незаметно для себя, уснула. Осознавать себя она начала не сразу, события той роковой ночи, которые и привели ее туда, где она сейчас находилась, всплывали в ее памяти одно за другим в виде картинок сновидения. В обязанности Кеты входило ночное измерение уровня воды в Ниле. Ровно в полночь, когда Сириус окажется в определенном положении, Кета творила ритуал, посвященный Богине Нила. Для этого она зажигала благовония и светильники и просила в молитве Богиню принять подношения, дабы воды Нила никогда не иссякли, и царство Египта процветало вечно. Потом, закончив ритуал, она шла на берег и положив подношение на специальный, сплетенный из листьев тростника, коврик, отправляла его вниз по течению с молитвой и просьбой о милости к людям Египта. Но последние несколько недель ее молитвы не были услышаны, а подношения не были приняты Богиней. Воды Нила отступали все дальше о берега, оголяя илистое дно и оставляя подношения в грязи на берегу. Жрецы были недовольны Кетой и сегодня Кета решила сделать то, что делать ей не позволялось. Она решила обратиться с молитвой к другим Богам, к Управителям Страны. Сегодня уровень воды в Ниле был ниже чем, когда-либо, и Кета, дождавшись ночи, решительно принялась за дело. Она не раз присутствовала на подобных ритуалах и точно знала все, что ей предстояло сделать. Светильники освещали храм, курильницы источали тонкий, изысканный аромат дорогих благовоний. Сириус приближался к заданной точке на горизонте и Кета, встав на колени в центре храма, начала молиться. - О Великие Боги! Дерзость мою вы простите! Дайте возможность за помощью к вам обратиться! Ответьте, чем мы прогневали Нила Богиню? Воды его отступили и нет нам прощенья! О Великие Боги! Милость пошлите Царству Египта! Дайте же Нилу вы полноводье, земле плодородной, напоенной влагой, взрастить урожай повелите. Не дайте погибнуть народам Египта, о Великие Боги! Я Кета, Жрица Ночная, выполню все, что вам будет угодно. Прошу, не откажите в милости вашей и дайте мне знак, что исполнить мне нужно. Покорно я выполню в точности все приказанья! Сотворив молитву, Кета приготовила подношенье и вышла из храма. Темнота ночи поразила ее. Ни луны, ни звезд не было, порывы ветра гнали по небу низкие тучи, готовые вот-вот пролиться ливнем. Подойдя к берегу, Кета еще раз произнесла слова молитвы и опустила в неспокойные воды Нила свое подношение. И тут небеса разверзлись ливнем. Насквозь промокшая, продрогшая под проливным дождем Кета поспешила укрыться в храме. Ей предстояло провести еще один ритуал, завершающий то, что было уже проделано. Кета, укрывшись ритуальным покрывалом, чтобы согреться, на ходу проговаривая слова благодарной молитвы, обошла каждого из Богов, изображения которых красовались на стенах и в нишах храма, и только потом стала в его центре. Став на колени и подняв вверх руки, она молилась страстно и долго. Внезапно яркий свет, подобный молнии, осветил пространство, и перед Кетой возникла огромная человеческая фигура. Исполин грозно смотрел на Кету и в его огромных глазах отражалось пламя светильников. - Ты обещала в ответ на нашу милость выполнить любое задание? - Пришло время выполнить свое обещание. - Громоподобный голос Демона - великана, эхом отразившись от стен и многократно умножившись, пророкотал, пронесся по галереям и коридорам храма. Потом, поднявшись к куполу, пугая птиц, спрятавшихся от ливня под его сводами, вырвался через окна наружу, и утонул, затих в струях воды, льющихся с неба. - Я готова, - Кете не было страшно. Она почему-то знала, что это Бог, а что это был именно он, у нее не было никакого сомнения, потому что только Боги могут быть таких исполинских размеров и появляться в свете молний. Раз небеса разверзлись благодатным дождем, значит он услышал ее молитву, принял ее дары и, значит, он не причинит ей, Кете, никакого вреда. - Ты должна пойти туда, куда тебе укажут и принести то, что будет велено. -Я все сделаю, только скажите, куда пойти и кто мне скажет, что принести? Но сильный раскат грома заглушил ее слова. Кета вздрогнула и открыла глаза. Она находилась совсем не в храме, а в пустой комнате с циновкой на полу. Все, что с ней происходила за последнее время, было трудно осознать и как-то объяснить логически. Где явь и где сон? Где истина и как с этим ей разобраться, чтобы не сойти с ума? - Куда мне нужно пойти и что принести, чтобы исполнить волю Бога? – вот вопрос, на который ей теперь предстояло найти ответ. Но зато теперь Кета знала ответ на вопрос, как она сюда попала и зачем, и знание этого уже как-то ее успокаивало и вселяло надежду на то, что, может быть, она будет понята и принята в этом чуждом для нее мире. - Господин, я знаю! – ее голос зазвучал неожиданно звонко, - Я знаю, что я сюда попала по воле Бога и мне нужно что-то для вас сделать. Приказывайте, я готова выполнить то, для чего была сюда доставлена. Но ответа не последовало. В комнате кроме Кеты, разговаривающей с пустотой, никого не было. Побродив туда-сюда, и выяснив, что дверь заперта, она вернулась к циновке. - Есих Пха Та Шис сАааа – вспомнила она слова, которые ей предстояло выучить. Сев в центре циновки, Кета, закрыв глаза, начала напевать странную фразу так и этак, подбирая ритм и мелодию к словам, не имеющим для нее смысла. Но петь что-то бессмысленное ей стало не интересно, и Кета начала сама наделять свою песню содержанием. - Есих, - это я вспомнила, как сюда попала. Пха Та, - это задание, которое я должна выполнить, что-то сделать. Я пока не знаю, что это, но точно знаю, что это что-то такое, от чего моя жизнь должна измениться. И изменится она, конечно же, самым лучшим образом, потому что она уверена, что все будет хорошо. Нет, все будет отлично! Она точно знает, что справится с предстоящими изменениями в судьбе. А Шис сАааа, это дорога, вектор, траектория движения, это добрая и разумная божественная сила, которая проложит ей путь и укажет направление, которая будет давать ей, Кете, энергию и вдохновение на этом пути. - - Есих Пха Та Шис сАааа – напевала весело Кета. Настроение у нее улучшилось, появилась уверенность в себе, желание что-то сделать, что приведет к позитивным изменениям в ее жизни.
  5. Поэту. Как страшно жить… Уходят все, вот Мандельштам ушел и Бродский… Весной ушел Довлатов молодой, а потом за ним ушел Булгаков… Жаль, он не вернулся…. Но где они? Куда, куда ушли? На полку в шкаф? В небытие? В нирвану? Да нет же. Нет! Их мысли, их слова живут в тебе, поэт. Тобой живут и для тебя живут поныне. Пусть не во всех живут, и не для всех, но это не беда. Не каждому по вкусу вкус прекрасный. Вот коньячок, и этот аромат… Он густ, ошеломляет цветом, букетом из изысканности и блаженства. Он требует к себе вниманья, восхищения. Его неповторимый вкус тобой не позабыт, Осталось послевкусие навечно… Впитав их мысли, их талант Ты тоже пишешь, как они, несказанно прекрасно, И хочется сказать, слова чуть поменяв местами: - Жить страшно хорошо, и это так!
  6. Поэту. Дорога, тучами затянут горизонт, Машина, тормоз, газ, Привычка теребить баранку. Занятие находишь ты рукам, Чтоб не уснуть. Зачем, шофер, в подлунном мире этом, Тебя сейчас, в ночи волнует Путь? Собачий лай на перекрестке режет ухо. Предчувствие грозы тревожит грудь. Зачем все это? Путь зачем? Я для чего? Куда, к кому? А знаешь ли ответ? Ответа нет, и не было, поэт. Твое предназначение писать, Пиши и счастлив будь, А ночь пройдет.
  7. Здравствуйте! А можно вас попросить что-нибудь для настройки на Тифирет? И 17 в плане на духов настроиться, или типа того. Шаманизм, например. Спасибо!